q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

В редакцию «Огонька» почта принесла такое письмо: «Городу Трубчевску —1000 лет. Примите от юбилейной комиссии с древней русской земли искреннее поздравление с праздником 30-летия Победы, и наши наилучшие вам пожелания… Приглашаем вас посетить наш древний русский город в удобное для вас время.

С уважением секретарь райкома КПСС, председатель юбилейной комиссии Н. Тихонов».
Через несколько дней наши специальные корреспонденты побывали на Брянщине.

М не думается, что трудно встретить теперь человека, которому со школьных лет не запали бы в сердце гордые и прекрасные слова: «Ярый тур ты, Всеволод! Стоишь ты впереди с курянами своими! Прыщешь стрелами на вражьих воев, о шеломы их гремишь мечами! Где ты, буй-тур, ни поскачешь в битве, золотым посвечивая шлемом,— там валятся головы поганых…» А кто не знает славных городов Древней Руси — Киева, Чернигова, Новгорода Северского, Путивля, Курска?.. Однако то, что буй-тур Всеволод, коему и посвящены в «Слове о полку Игореве» эти проникновенные строки, княжил в городе Трубече (по-нынешнему Трубчевске), известно, пожалуй, далеко не каждому.

Десять столетий стоит на крутом взгорье над светлой рекой древний Трубчевск, воздвигнутый еще до того, как киевский князь Владимир повелел «…нача ставити городы по Десне, и по Встри, и по Трубежеви, и по Супе, и по Стугне», дабы обезопасить порубежные русские земли от кровавых печенежских набегов. Тысяча лет прошумела над ним! Вдумайтесь только — тысяча…

Вьется по Брянщине красавица Десна. То высоки, то отлоги ее берега; то быстры, то неспешны ее прозрачные воды. С одной стороны к речным меловым отрогам подступают шумливые березовые перелески, прилегают тихие поля. А по другую сторону, за пушистой опояской прибрежного лозняка, где по весне ни на миг не умолкает соловьиный бой, распахнулась такая ширь, что глянешь вдаль — и дух захватывает! Пойменные луга с зеркальными блестками озер и стариц, купы зеленеющих ив, а за ними до самого окоема молчаливо простерлись в синеющей дымке дремучие Брянские леса. Край нелегкой судьбы, древнее лоно хлебопашцев и воинов, овеянные немеркнущей ратной и партизанской славой места.

Не однажды здесь находили себе могилу те, кто приходил с мечом на эту мирную землю. В придеснянских курганах рассыпаются прахом каленые наконечники татарских стрел, истлевают кованные в ливонских пределах рыцарские кольчуги, ржавеют бесшабашные сабли польских шляхтичей…

В сорок первом году под Трубчевском были остановлены рвавшиеся к Москве танковые армады фашистов. После полуторамесячных боев они были вынуждены откатиться от города, потеряв несколько тысяч солдат и две сотни танков. Но все же гитлеровцы почти на два года захватили Трубчевский район, хотя ни единого дня не чувствовали себя в нем хозяевами.

Тысячи бойцов из двенадцати трубчевских партизанских отрядов объединились в партизанскую бригаду, которой командовал секретарь райкома партии Алексей Дмитриевич Бондаренко, удостоенный в 1942 году звания Героя Советского Союза. Иван Семенович Сенченков, бывший до войны председателем Трубчевского райисполкома, командовал отрядом. Из тридцати восьми сельских Советов, находившихся на территории района, более половины были освобождены партизанами и удерживались до подхода наших регулярных частей. В тылу у фашистов, в селе Гнилево, работали райком партии, райисполком и другие советские учреждения. Колхозники не только проводили сев, уборку, снабжали продуктами партизан, но и собирали деньги в фонд Красной Армии.

Свыше одиннадцати тысяч захватчиков осталось навеки в трубчевских лесах.

И по сию пору тут еще можно найти укрытую под могучими соснами штабную партизанскую землянку либо наткнуться на обвалившуюся, полузаросшую траншею. Не торопись обойти ее стороной, остановись, подумай…

Свистнет над головой твоей на жаркой закатной ветке хлопотливая синица, дробно застучит вдалеке дятел, откликнется ему из ольхового чернолесья гулкая кукушка,— и тотчас умолкнет, словно опасаясь потревожить окруживший тебя покой. Вот лишь тогда, быть может, ты и сумеешь прикоснуться к прошлому, постичь его и вдруг осознать: ведь уже тридцать лет в Брянских лесах тишина.

Но было бы неверно считать, что нечем, кроме былой славы, гордиться нынешнему Трубчевску. В городе, где населения всего пятнадцать тысяч, есть политехникум, совхоз- техникум, педагогическое училище, несколько средних школ и других учебных заведений. Почти половина горожан учится. И, наверное, поэтому иной раз на улице кажется, что попал ты в какой-то невиданный город, где люди не стареют, а с годами делаются моложе и красивее.

Средние специальные учебные заведения Трубчевска ежегодно направляют в народное хозяйство полторы тысячи специалистов. Строятся новые заводы, которые ускорят дальнейшее развитие города. Сюда приезжают учиться и работать не только из Брянска, но даже из городов Украины и Белоруссии.

Город ширится и растет. Постепенно исчезают приземистые, ветхие постройки, а на их месте поднимаются многоэтажные, светлые корпуса. Построен учебный городок совхоза-техникума, в новое здание переезжает политехникум. За ним придет черед переселяться и городскому Дому культуры, а пока на старом доме висит мемориальная доска в честь знаменитой землячки певицы Анастасии Вяльцевой, которой суждено было в начале нашего века сыграть заметную роль в развитии русского эстрадного искусства.

Среди своих земляков чтят горожане генералов и академиков, заслуженных учителей и знатных полеводов. Однако я не могу не упомянуть еще об одном, пожалуй, самом знаменитом, хотя и будущем гражданине Трубчев-ска.

Пройдет совсем немного времени, и над городом поднимется фигура вещего Бояна. Первый на Руси памятник великому певцу сооружается по проекту молодых брянских скульпторов Алексея Кобылинца, Федора Городкова и архитектора Александра Маначинского. Они победили на закрытом творческом конкурсе. И теперь на заводе в Ленинграде уже отливается из бронзы этот монумент.

Сурово и вдохновенно лицо Бояна. Ветер взметнул его седые волосы. Крепкие руки перебирают рокочущие струны гуслей,— таким он будет стоять на детинце города.

В нашей стране есть много больших и красивых городов. Все они достойны самых горячих слов. Но мне особенно радостно думать, что в этой огромной и дружной семье советских городов есть невеликий город Трубчевск, расположившийся на крутом взгорье над скромной русской красавицей — Десной.

С. Барченко

Огонек. 1975. №29 (июль) С. 12-15