q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Местная хроника.

Земские выборы. Как и следовало ожидать, в первом (дворянском) избирательном собрании в подавляющем большинстве прошли реакционеры; из прогрессивных избирателей часть забаллотированы, а другие даже отказывались от баллотировки. Избранными оказались: кн. В. В. Тенишев, В. Н. Лукашов, Н. П. Шевцов, В. Э. Ромер, В. П. Бриммер, А. Н. Лукашев, А. Н. Азаров-Храпов, И. А. Лагода, П. М. Глухов, С. С. Губонин, Р. К. Преженцов, К. К. Преженцов, В. П. Халаев, Н. Н. Халаев, Н. И. Алымов, П. С. Могилевцев, В. И. Вальчинский, А. А. Бахтин, Т. А. Бахтин и С. Г. Хайновский

К пожару в доме Могилевцева. Нам передают, что во время пожара в один из еврейских магазинов ворвалась толпа хулиганов с намерением грабить. Часть золотых и серебряных вещей была расхищена. Публика одного из грабителей задержала. Но из толпы послышались крики: «бей жидов!.. Они всю Россию обворовали, они тысячи воруют… А нам у них и копейки взять нельзя».

Услышав эти возгласы, один из рабочих с топором в руках выгнал толпу хулиганов из магазина. Публика учащихся технического училища и др. помогла усмирить доблесть черной сотни. Казаков в это время на пожаре не было.

Стеклянная.  5 июня  около 11 час<ов> ночи, возвращавшийся с работы на фабрике известный здесь своим черносотенным направлением рабочий Клим Буравкин, встретив рабочего Ст.  Шемелинского, набросился на него и ударом кинжала нанес ему две раны: в левую руку и левое бедро. Раненный Шемелинский вырвался и скрылся в больнице. В это время Буравкин был атакован группой рабочих, и жестоко избить. Положение Буравкина тяжелое.

 

Хроника рабочего движения.

Бежица, Брянского уезда.

На этих днях мастеровые шрапельно-обдирочной мастерской объявили забастовку с вследствие понижения расценок.

Забастовка продолжалась два дня и администрация завода, весьма легко отнесясь сначала к этому факту, решила было выдать расчет забастовавшим.

После объяснения, однако, с забастовщиками – довольно своеобразного – администрация пошла на уступки, оставив прежние расценки и, по слухам, намерена ограничиться расчетом 6 главарей.

Вряд ли рабочие только допустят это, а пока приступили к работам.

— Почти одновременно началось брожение и среди чернорабочих механической мастерской, получающих поденное жалованье. Брожение выразилось экономической забастовкой и требованием увеличения поденной платы с 60 к. до 80 к. или выдачей взамен поденной платы по 4 проц<ента> с заработанного рубля мастеровыми. Эти бедняки, оторванные от семьи и деревни, живые подъемные машины, входящие в состав других машин, впервые заговорили  у нас об улучшении своего положения. Всех чернорабочих значится на механическом цехе (включая армат<урную> маст<ерскую> и кладовую) около 90 человек. Тут и подметальщики, возчики, крановщики и станковые, труд которых за их малочисленностью делается невозможен. В ночную смену работают на половину мастерской 3-4 человека. Администрация завода до сих пор не принимала, по обыкновению, никаких мер к улучшению их положения, руководствуясь пословицей: «Вали не серого, все свезет». Но «серый» заговорил, и, чтобы заставить его замолчать, администрация завода предложила 3 проц<ента> с рубля или расчет.

На следующий день в механич<еской> мастерской состоялся митинг из мастеровых, были выбраны депутаты к директору завода с целью поддержать требования чернорабочих, не прибегая пока к более решительным мерам. Г. Москвин ответил, что требования удовлетворены не будут и он оставляет свое решение неизменным. Возмущенные его ответом рабочие тотчас же устроили соединенный митинг рабочих механической и паровозосборной мастерских, на котором была принята резолюция, признающая требования чернорабочих справедливыми и выражающая солидарность с ними и готовность поддержать эти требования забастовкой.

Резолюция эта была сейчас же поддержана забастовкой чернорабочих паровозосборной мастерской и отослано через депутатов к директору.

Г. Москвитинг ответил депутатам, что он не получал от заводоуправления разрешения на плату чернорабочим и 3 проц<ента> заработанной мастеровыми суммы, но, идя на встречу желаниям рабочих, он сам положил эти 3 проц<ента> в расчете, что при среднем заработке чернорабочие получат не меньше 80 к. в день. Депутаты передали ответ рабочим и после небольшого совещания последние согласились на предложенные условия.

 

Областной отдел.

(От наших корреспондентов).

Севск.

Забастовка сельскохозяйственных рабочих, распространившаяся за последнее время из Курской губ<ернии> в Севский уезд, теперь прекратилась. Экономия Воейкова в с. Литиже пошла на уступки, увеличивши заработную плату на 25 проц<ентов>. И только поэтому забастовка была предупреждена на остальных соседних хуторах – Марьинском, Татьянинском, Лопандинском, Владимирском и др. Все рабочие готовились поддержать литижских товарищей. Забастовка проходила в порядке и только в волостном правлении были выбиты стекла, так как там живет ненавидимый населением волостной писарь. Казаки держались осторожно. При медицинском освидетельствовании убитого мальчика, оказалось, что пуля не казачья; передают, что этот гнусный поступок – будто бы дело одного из стражников.

Д. С-кий.

 

Деревня Верхи, Брянского уезда.

 25 мая  трое крестьян этой деревни отправились в Полпинскую казенную дачу на трех лошадях и надрали сколько успели лыка. Возвращаясь в 10 час. вечера домой, они наткнулись на двух лесных сторожей, которые потребовали, чтобы крестьяне возвратились к сторожке, сложили надранные ими лыки. Передний крестьянин Дмитрий Ликсютин с мольбой обратился к лесным сторожам и просил их пустить, но сторожа настаивали на том, чтобы они возвратились к сторожке и сложили лыки; зная, что дома его ждет голодная семья, Ликсютин заявил, что лыки он повезет не в сторожку, а домой и просил составить протокол. Тогда один из лесных сторожей взял за узду лошадь и хотел повернуть ее к сторожке, а когда Ликсютин не дал ему повернуть, — другой сторож отошел и выстрелил в крестьянина дробью. От выстрела Ликсютин со стоном повалился на землю, правый бок оказался весь разбитый дробью, так что вывалились кишки. Другие два крестьянина бросились к нему на помощи и хотели везти в больницу, но сторожа не позволили сделать этого и повезли к лесной сторожке, где бросили на землю на произвол судьбы. И раненному, измученному, истекшему кровью Ликсютину пришлось мучиться до 4 час. утра, пока смерть не избавила его от страданий.

После Ликсютина осталась семья из 4 маленьких девочек, беременной жены и 60-летней матери-старухи, все хозяйство которых состоит из 1 лошади, 1 ¾ дес<ятин> земли и поринувшейся разоренной хаты. Семье убитого подлой рукой наемника остается побираться.

 

Карачев, Орловской губернии.

 31 мая  в имении Авраамова (деревня Юрасовка) забастовали сельскохозяйственные рабочие и винокуренного завода. Забастовка началась дружно по инициативе самих рабочих. Забастовавшие требовали увеличения заработной платы мужчинам до 1 рубля и женщинам до 75 коп. в день, вместо платимых 25 коп и 15 коп.

Условия работы у г. Авраамова, не говоря о низкой плате, вообще ужасны. Работают с 3 часов утра до 10-11 час. вечера; обычная плата летним рабочим 3 р. 50 к., 4 р. 50 к. и 5 р. в месяц. Годовые рабочие получают и того меньше. Праздников не полагается, по воскресеньям работы начинаются после обедни, часов с 8-9 утра.

Обращение с рабочими очень грубое и варварство, вплоть до убийств, прекратилось не так давно.

Года 3-4 тому назад, по словам крестьян, бывший управляющий убил на работе поденщицу за «дерзость», полиция, конечно, это просмотрела. Отцу убитой дали 30 рублей, похоронили с водкой и… дело кончилось. Вообще водка играет большую роль при договорах с рабочими и крестьянами (благо зав<од> свой). Благодаря чрезполосице и всяким клиньям и проездам, ставящим крестьян в полную зависимость от экономии, крестьяне зачастую находятся в отработках, причем взрослый мужик с лошадью получает 25 коп. в день. Крестьяне же в дер. Дарьино за пастьбу на скошенном лугу обязываются снять и свезти экономии все сено с этого луга.

Всех постоянных рабочих в Юрасовской экономии около 150 человек, преимущественно крестьяне ближайших деревень Юрасова, Дарьина, Панкова, Черневы и Непряхиной, — народ очень темный и забитый.

С началом забастовки полиция в сопровождении 35 казаков и стражников немедленно устремилась искать «крамольников». Для придания большей храбрости «охранителям», «обиженный» хозяин выкатил им 24 ведра водки, причем двух казаков пришлось отливать. Все же казаки заявили, что бить рабочих не будут, так как никакого тут «бунту» нет да и бунтовать-то некому.

Рабочие держались дружно и начинать работу никому не позволяли.

 3-го июня  экономия заявила о прибавке по 10 и 5 коп. в сутки. Рабочие, не сговорившись, начали работать. Четверо, наиболее энергичных из них, не были приняты, на что протеста не последовало. Казаки уведены и исправник тащит теперь в город рабочих по одному и по два человека на допрос. Все ищет «крамольника» или «зачинщика».

А ободренный успехом хозяин надеется свести на нет вынужденные уступки. Сейчас опять начинается заминка с заключением условия.

Г. Авраамов желает предоставить себе полный простор в выборе праздников. Благодаря «бессловесности» рабочих, быть может, ему это и удастся.

Крестьяне очень забиты и темны. Даже о Государств<енной> Думе мало слышат. Все ждут к себе «человека», который научил бы их уму-разуму.

Город близко, верстах в 5-6, но доступ в экономию затруднителен, так как проезжать нужно через усадьбу, а хозяйское око не дремлет. К тому же г. управляющий не брезгует самым низким шпионством с целью искоренения и уничтожения «крамолы».

Гр. Кар.

 

Стороннее сообщение.

К гг. заказчикам бывшей моей типографии.

Бывшая моя типография на Московской улице в доме Добычина с  30-го мая   перешла к гг. Волосевичу и Иванову, которые при принятии типографии сделали самовольный захват моих книг, личных счетов с заказчиками и дело об отобрании этих книг направлено мною судебным порядком. Почему прошу уважаемых моих гг. заказчиков, присутственные места и учреждения не платить гг. Волосевичу и Иванову за те заказы, которые выполнены до  30  мая , так как гг. Волосевич и Иванов мною не уполномочены на получение следуемых мне по типографии денег. Деньги эти я доверяю получать брату моему Льву Исаевичу Итину.

А. Итин

"Музыка" В. П. Петиков в Орле.
Артист А. В. Орлов-Савкин
Брянский Голос. – 1906. – 21 (8) июн. (№7)