q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Местная хроника.

Железнодорожные блюстители.

Нам было понятно поведение жандармерии на ст. Брянск, запрещавшей продажу издававшихся в Брянске телеграмм. Еще более понятным, хотя на столько же незаконными, являются старания жандармов не допускать продажи «Брянс<ского> Гол<оса>», причем жандармерия не останавливается даже перед задержанием наших газетчиков (как это было  11 числа  на ст. Брянск).

Но что приходится думать и чем объяснить поведение начальника ст. Жуковка, г. Горашенко, добровольно взявшего на себя обязанности полицейского и прогнавшего разносчика газеты «Бр<янский> Голос» с платформы станции?

В порядке вещей, что невежественная полиция стоит на страже полицейского правительства, но обидно, когда невежественному человеку вверяется целое учреждение, вверяется станция со служащими, рабочими и пассажирами.

Неужели жандармерии во главе с Горащенко неизвестны свобода слова и свобода печати, хотя не настоящие свободы, но все-таки достаточные для того, чтобы признать право на свободу распространения печатного слова, право для продажи газеты на станциях железных дорог.

 

Между рельсами.

 10 июня  вечером из Привокзальной слободы человек 17 молодёжи отправились в лес за ягодами. Ночь прошла в играх с пением и музыкой, а на другой день часов в 10 утра Могилевцев Иван всех приглашал идти домой, но, кроме Марии Артамоновой, никто не согласился возвращаться без достаточного количества ягод. На полотне М<осковско>-К<иево>-В<оронежской> ж<елезной> д<ороги>, в 390 саженях от первой будки, они решили отдохнуть, причем Артамонова уселась под откос, а Могилевцев, боясь змеи, сел на откосе.

Не спаши ночь, оба крепко уснули. Могилевцев спал между шпал в упор между рельсами. Шедший из Москвы поезд №3 остановился в то время, когда над Могилевцевым прошел паровоз и два вагона. Могилевцева извлекли с двумя отрезанными пальцами левой руки и сорванной кожей с одной стороны лица.

В бессознательном состоянии потерпевшего доставили на Льговский вокзал, а вечером в городскую больницу. Опасности для жизни нет.

Артамонова была разбужена жандармом для составления протокола.

Увидевши жандарма, толпу народа, обезображенное, окровавленное лицо Могилевцева, руку с отрезанными пальцами – Артамонова впала в обморок.

Перепуганная молодая девушка (ей 16 ему 17 лет), придя в сознание, еще более перепугалась грубо поставленными вопросами жандарма: не были ли они в любви, не было ли ссоры, не сам ли он бросился под поезд и т.д., одним словом «по-жандармски».

 

Областной отдел.

Радица Паровозная, Брянского уезда.

В Радицком заводе существует замечательная личность – некто мастер товаро-сборного цеха Н. А. Андреев; это отъявленный черносотенец, который самым бессовестным образом жмет и обкрадывает мастеровых, сбавляя расценки. Особенно достается рабочим мало-мальски сознательным. Тем от него прямо житься нет, кроме  имени «забастовщик», рабочий Андреевым не зовется, к этому еще прибавляется циничное ругательство, и что он, мол, скоро их всех в кулак сожмет и с голоду поморит.  2 июня , например, произошел такой случай. В товарно-сборной мастерской назначено было 65 человек к расчету, расчет должен был быть выдан за 12 дней вперед. Андрееву это показалось слишком много и он выдает только за пять дней. Мастеровые обратились к директору, тот приказал выдать расчет согласно правилу, но Андреев этим не унялся, а еще несколько время поломался над горемычными мастеровыми и выдал расчет за 12 дней, но при этом заставлял мастерового расписываться. Роспись эта служила угрозой, что мастеровой, получивший расчет согласно правилу, на завод больше принят не будет. Сопровождалась вся эта гнусная комедия самими отборными ругательствами со стороны Андреева. – Но в некоторых случаях ему нужно отдать и должную честь. Так как он отличный полицейский служака и уже слишком ретиво следит за «крамольниками»: недавно был рассчитан мастеровой за то, что у него выпала из кармана прокламация и попалась на глаза «истинно русскому человеку» Андрееву. Спрашивается, в каком это заводском правиле сказано, что мастеровой подлежит увольнению за ношение в кармане прокламации? Между тем этот «истинно русский человек» чуть ли не каждый день кипами таскает прокламации, конечно черносотенные, и раздает своей подобранной шайке, таких же черносотенцев. Те подстрекают мастеровых сознательных; отсюда происходит вражда, которая с каждым днем может превратиться в избиение. Кажется довольно странным, как это администрация завода держит подобного господина, который сеет смуту между рабочими. Да положим: нашей администрации такие люди нужны, умеют обирать, да шкуру драть с мастерового, ну, значит хороши и полезны, а до другого – хоть трава не расти. Удивительно только то, что мастеровые, большая часть которых сознательны, терпят такого черносотенца. Или уж они так не солидарны?

 

Орёл.

 11 июня  в Орле было собрание железнодорожных рабочих, пожелавших сообща выяснить свое отношение к еврейским погромам. Одной из главных причин, побуждавших их к этому, являлась усиленная черносотенная агитация в пользу еврейского погрома у нас в Орле.

На этом собрании единогласно была принята следующая резолюция:

«Ввиду того, что появились зловещие признаки нового погромного движения. И что и в нашем городе началась усиленная агитация в пользу повторения еврейского погрома, бывшего в октябре, мы, железнодорожники и другие рабочие города Орла, признаем необходимым всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами, вплоть до противодействия погромам силою, препятствовать осуществлению в Орле нового еврейского погрома.

Мы выражаем свое сердечное сочувствие несчастным жертвам еврейских погромов, свое сожаление о тех не менее несчастных людях, которые настолько невежественны, что слушаются гнусных подстрекателей к погромам, и свое негодование как этим подстрекателям, так и полиции, обычно содействующей и подстрекательству к погромам, и самым погромам.

Мы твердо уверены, что широкое распространение образования в народных массах устранить ту междуплеменную рознь, которая делает возможными возмутительные избиения людей только за то, что они родились от евреев.

Постараемся с своей стороны приложить все усилия, чтобы это светлое время пришло поскорее».

Вместе с тем решено было обратиться к орловцам с соответствующим воззванием.

 

Бежица, Брянского уезда.

Недавно произошел такой случай: дочь одного рабочего, занимаясь утром домашней работой, поскользнувшись, упала и ушибла ребро. Почувствовав незначительную боль, она все-таки продолжала работать, но к вечеру усилившаяся боль заставила ее лечь  постель. Рабочий, возвратившись по окончании работ из завода, усталый и перепуганный болезнью дочери, немедленно отправился пригласить врача. Предварительно он обратился к «Герасиму Павловичу», фельдшеру заводской амбулатории. «Герасим Павлович» отказался осмотреть больную, мотивируя свой отказ нежеланием идти пешком. Несмотря на просьбы и уверения рабочего, что у него осталось от получки 2 руб., на которые еще надо жить две недели, «Герасим Павлович» отправляет его к… «глазному» врачу. Последний отказался по той же причине, что и первый. Возмущенный рабочий, сказав, что он и постарше найдет, пошел к старшему врачу больницы г. М. М. попросил «глазного» поехать на заводской лошади. Исполнив просьбу старшего врача, «глазной» врач с своей стороны сделал выговор рабочему за «грубость», присовокупив, что надо заявлять в подобных случаях раньше, (чтобы приготовить лошадей), — другими словами: заявляй, когда думаешь заболеть!

Это совершенно новая обязанности, налагаемая на наших рабочих.

 

Щельбицы, Смоленск<ого> уезда.

 6 июня  здесь устраивала кровавый пир (какие в настоящее время не редкость) «действительная» опора реакционного центра – местная наемная полицейская свора, во главе с исправником, становым и офицером.

Наемники, в количестве 40 человек в боевых доспехах, по требованию владельца им<ения> Щельбицы были вызваны исправником для защиты лугов и клевера от потравы, производимой будто бы щельбицкими крестьянами.

По прибытии «верных наемных сынов отечества» им отдан был приказ арестовать щельбицких крестьян.

В это время, недалеко от имения крестьяне соседней деревни Лазарева косили траву и услыхали сигналы «военного» рожка. Не поняв, в чем дело, и лишь догадываясь, что творится что-то неладное, они забрали свои инструменты и отправились в имение с целью разузнать, что там делается.

Прихода этого как бы и ждали наемники. Они с жадностью набросились на свою добычу… Прибывшие крестьяне были встречены свинцом и шашками.

Не успели и оглянуться лазаревцы, как один их них Федченков оказался убитым на месте револьверной пулей, а несколько ранеными, причем крест<ьянин> Герасим ранен тяжело. У бедного мужика оказалась рассеченной голова до мозгов и он, потеряв громадное количество крови, в бессознательном состоянии был отправлен в Смоленск. Убийцы даже не думали оказывать раненным первой помощи.

Пир закончен был арестом 35 крестьян и отправкой их в Смоленск под конвоем почти всех стражников. Во время ареста сильному истязанию подверглись женщины и старики, в особенности одна женщина-родильница.

По рассказам одного из арестованных, отпущенного «по милости начальства», сопровождавший их конвой сильно опасался смоленских солдат, — как бы те, видя такую процессию, не вздумали принять активного участия в освобождении арестованных из-под конвоя.

 

ОТ РЕДАКЦИИ.

Граждане! Кроме массы убитых и раненых после Белостокского погрома осталось много лишенных крова и средств к существованию. И если первым мы не в состоянии вернуть жизнь и здоровье, то на обязанности каждого честного гражданина лежит облегчение, по мере сил, положения оставшихся жертв погрома. Пожертвования в пользу пострадавших от погрома в Белостоке принимаются в конторе «Брянского Голоса», в котором будут печататься и отчеты о поступивших пожертвованиях.

Редакция.

Брянский голос. – 1906 . – 27 (14) июн. (№12)