q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

МЕСТНАЯ ХРОНИКА.

— В местное городское управление пристава 1 части поступило заявление от Митрофана Буракова, что им утерян паспорт.

— Дубровинским мещ<анином> Мордухом Фруминым заявлено, что у него украдено из незапертого комода 18 руб. денег. В краже Фрумин подозревает своего квартиранта, который после пропажи неизвестно куда скрылся.

— Брянская мещ<анка> Екатерина Могилевцева заявила о краже у нее неизвестно кем из сундука с подбором ключа 104 руб. 15 коп. денег и книжки сберегательной кассы, выданной из Брянского казначейства и двух обручальных колец.

— Препровождена в местную тюрьму женщина, укравшая в дамской комнате вокзала М<осковско>-К<иево>-В<оронежской> ж<елезной> д<ороги> редиклю с золотыми часами.

— Особым присутствием харьковской судебной палаты с участием сословных представителей в Брянске  2 августа  слушалось дело о 47 крестьянах, обвиняемых в разгроме экономии Гринева, Карачев<ского> уезда, близ села Сомова. Состав суда: председательствует и<сполняющий> д<олжность> гл<авного> пр<едседателя> Д. А. Носенко, члены палаты: П. П. Малышевский, К. А. Хвалынский и Ф. Э. Шмидт, обвиняет тов. пр<едседателя> Чигринцев и канд<идадт> на суд<ебную> долж<ность> Беликов. Обстоятельства дела таковы. Вечером  22 ноября  в экономии г. Гринева были выбиты стекла в барском доме. Кем – неизвестно. Когда управляющий имением фон Гук вышел на звук разбитых стекол, около дома уже никого не было. Ночью в экономию приехали на подводах Сомовские крестьяне. Потребовали у сторожа ключи от амбара, тот не дал, тогда взломали замок и забрав 1852 пуда ржи и 300 мер овса уехали, причем даже записали кто сколько хлеба взял. Подсудимые крестьяне – все в возрасте от 30 до 50 лет, среди них одна  женщина. На предварительном следствии обвиняемые объясняли погром имения Гринева  различно. Один говорил, что поехал потому, «что другие едут»; другие заявляли: «делайте с нами что хотите, зато дети наши будут сыты», а третьи – те прямо заявили: «мы на помещиков 200 лет работали, а теперь и нам нужно попользоваться». Хлеб забранный мужиками был весь опять возращен Гриневу, причем на суде выяснилось по показаниям свидетелей, что у крестьян отбирали даже из собственный хлеб. Некоторые из крестьян отрицали свою невиновность, другие же сознавали и кратко односложно отвечали: «быть-был». Когда после всей длинной процедуры опроса свидетелей, председатель спрашивает подсудимых, не имеют ли они еще что заявить по делу – все отказываются, раздается только один голос. «Вот только хлебушка наш забрали, ну да теперь уж что!..» Особое присутствие судебной палаты после долгого совещания, 9 чел. оправдало, трех приговорило к 10 мес<яцам>, одного к 3,  а остальных к 8 месяцам тюрьмы. Кроме того особое присутствие постановило ходатайствовать перед Государем о замене четвертой группы осужденных, среди которых все сознались, 8 месяцев тюрьмы четырьмя. Дело о брянском мещанине Андрее Тимофееве, обв<иняемом> по 126 ст<атье> ул<ожения> о нак<азаниях> (неразборчиво – БВ). В принадлежности к партии социалистов-революционеров. Судебной палатой отложено в виду того, что не было защитника. В ходатайстве Тимофеева отпустить его до суда на поруки, особое присутствие отказало и назначило его дело к слушанию на  22 сентября  в Орле.

 

КОРРЕСПОНДЕНЦИИ «БРЯНСКОЙ ЖИЗНИ».

Бежица.

У нас не так давно поставили электрический подъемный кран для перевозки снарядов, и так как наша администрация любит дешевку, то она постаралась сэкономить и здесь, вместо того, чтобы поставить на кран машиниста, провела вниз так называемую посылку, за которую должен пускать и останавливать тот же чернорабочий, который зацепливает снаряды. Нужно заметить, что среди мастерской под самым краном стояли верстаки и через головы слесарей ходил кран с снарядами.

Не так давно чернорабочий зацепил два 10« снаряда (в снаряде 18 пуд.) и не подняв их так высоко, чтобы они прошли через головы слесарей, пустил кран. Слесарь Богатырев, работавший в это время у тисок, и не успевший отскочить, был придавлен снарядами к верстаку. Пострадавшего отнесли в больницу, из которой он на днях выписался, но рабоать еще не может.

Интересно то, что в этом несчастии мастера обвинили слесарей, работавших под краном, ссылаясь на то, что якобы слесарям было приказано перенести верстаки (В самом деле, приказания не было), а после того, как был придавлен слесарь, верстаки были немедленно перенесены на второй этаж мастерской, в бывшую арматурную, туда теперь таскают станки и станки довольно тяжелые, от которых, по словам рабочих, может обрушиться пол второго этажа, так как мастерская стоит уже больше 30 лет. Об этом рабочие сн<арядной> мастер<ской> заявили своему начальнику и получили такой циничный ответ: «Когда обрушится, тогда перестанем таскать».

Рабочий.

 

Брянская жизнь. – 1906. – 17 авг. (4 авг) (№16)