q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Как ни говорите, а женщинам раньше завидовали. Смотрите, какие изящные, легкие танкетки, босоножки шьют им к лету! А мужчинам даже в жару не на что сменить тяжелые туфли и ботинки. Но так было. Сейчас, если заглянете в магазины, особой разницы в ассортименте мужской и женской обуви не обнаружите. Пожилой дядя и безусый юноша могут выбрать для себя легкие летние сандалеты, подходящие по размеру и расцветке, модели. Есть импортные, отечественные. И надо сказать, среди последних спросом пользуются наши брянские. Продавцы вам это подтвердят, а еще лучше—скажут на фабрике модельной обуви. Ее цех № 6 за день выпускает 900 пар, и все реализуются. У оптовых покупателей пока нигде не зажигался красный свет.

Фабрика, как известно, находится в Володарском районе Брянска, а шестой цех — в Бежицком. Получилось такое потому, что начало филиалу положила бывшая полукустарного типа Бежицкая фабрика модельной обуви. Крохотное, со штатом 120 человек предприятие имеет небольшие склады, производственный корпус, на втором этаже которого не в очень просторном помещении разместился производственный конвейер. В холодное время года здесь шьются суконные ботинки для мужчин, с весны — сандалеты.

С головного предприятия в цех поступают высеченные, вырезанные из кожи, текстиля, поролона, резины заготовки. Набор на каждую пару помещается в маленькую люлечку и движется по конвейеру от работницы к работнице, претерпевая все новые и новые изменения. Вот ажурист-заготовщица М. Селифошина выводит с помощью тяжелой швейном машины чистые, ровные, строго параллельные канту строчки. Детали соединяются и одновременно начинают играть незатейливым орнаментом. Далее еще сращивание деталей, между которыми В. Мартынова к месту вставляет тесьму. Изделие попадает к контролеру Н. Хлыновой.

Она не один год проработала в цехе. Будучи резервной рабочей, в совершенстве изучила все операции, выполняла нормы на 150 процентов, потом окончила специальную школу при фабрике. Но главное — у Нелли какая-то прирожденная принципиальность. Став контролером, она сразу поставила браку непробивной заслон. Когда весной переходили на выпуск летней продукции, конвейер заработал как следует не сразу. Каждая пятая заготовка возвращалась на доработку. В специальном табеле с фамилиями появлялись значки, обозначавшие брак. Вначале слишком много, потом меньше и меньше, и вот уже число их сведено к минимуму.

Второй участок конвейера — пошивочный. Начало работе на нем дает В. Патина—запускальщица. Для каждой из 450 пар в смену надо подобрать заготовки, стельки, подложку, колодку, учитывая размеры, расцветку. Ошибаться здесь никак нельзя, иначе сразу «забарахлит» конвейер. Валентина всегда внимательна, она чувствует себя очень нужным человеком на своем месте и даже отказалась перейти на более высокооплачиваемую работу. М. Медведева, Е. Назарова, старшие по возрасту и стажу, отлично строчат декоративную линию ранта. После этого заготовка оказывается в руках затяжчиков. Их труд до сих пор не удается механизировать. Молоток, клещи — основные инструменты, которыми формируются на колодке союзка, задник, другие детали. Но работницы, особенно Э. Якушева, хорошо овладели операциями и не задерживают поток.

Раньше обувь больше всего браковалась оттого, что отклеивалась подошва. Случалось это потому, что клей, привозимый из Орла, был не первой свежести, да и марки его путались. Со всем этим покончили, как только при цехе № 6 создали свою клееварку. Р. Денисова, В. Фатеева с подругами научились варить такой клей, что подошву у обуви и силой не оторвешь.

Уже почти готовые сандалеты идут на отделку. За нею дело не станет. Фрезеровщицы шестого разряда Н. Супонина, Е. Цыганкова обрабатывают рант и подошву, как говорится, без сучка и задоринки. Уже никто не помнит, чтобы к их работе предъявлялась претензия со стороны стоящего неподалеку финишного контролера Н. Сигаевой. А о ней тоже говорят определенно: брака не пропустит. Нина два года на этом месте, стала незаурядным: мастером своего дела; Молодежь избрала ее своим комсомольским вожаком. Подруги сейчас радуются по поводу того, что комсорга наградили путевкой в Болгарию; уедет — как без нее?

Опасения напрасны. В цехе каждый работник может выполнять две-три операции. Есть такие, которые могут делать все. И далось это благодаря систематической учебе друг у друга. 25 молодых рабочих совсем недавно прошли специальную школу, организованную при цехе. От них приняли зачеты, присвоили разряды лишь после того, как стали справляться с нормами при удовлетворительном качестве выполнения своих операций.

А борьба за качество ставится в цехе во главу угла. Финишных контролеров поддерживают начальник цехе потомственный обувщик В. Д. Асмаковский, цехком. В феврале, когда переходили на выпуск летней продукции и было, как уже сказано, много брака, случалось, что приостанавливали работу, чтобы детально во всем разобраться. Отставали с планом, но потом набрали темп и наверстали упущенное. Чуть ли не еженедельно устраиваются «дни качества». Руководители, технолог, представители общественности обсуждают каждый промах, выслушивают виновников. Внимательно, тактично вскрывают причины. Человеку стараются помочь. Иногда в «день качества» дается команда приостановить работу на конвейере. Как-то пошла обувь, перепачканная клеем, в другой раз на заготовках торчали концы нитей. В каждом случае разговор по десять — пятнадцать минут со всем коллективом разобрались и тут же устранили помехи.

Требовательность к себе и друг к другу стала законом в коллективе. Она не разобщает, а сплачивает людей, потому что они видят ее результаты. Цех ежемесячно перевыполняет задания, нет рекламаций, отсюда хорошие заработки, систематические прогрессивки, а в конце года, как правило, почти для всех «тринадцатая зарплата». А еще не менее дорогое для каждого — крепкая дружба, заставляющая людей дорожить честью предприятия, коллектива, вместе делить радости и горести, вместе идти в театр, ехать на маевку.

И. Гулин

 

Брянский рабочий. – 1973. – 14 июн. (№136). С. 1