q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Раскопки супоневской палеолитической стоянки закончились 11 июля. К этому сроку они обогатились новыми открытиями.

Вначале тщетные поиски очагов или кострищ увенчались, наконец, успехом. Заложенная новая траншея по правой стороне улицы «Кассировки», под забором усадьбы гражданина Кузнецова, обнаружила их сразу три и в непосредственной близости один от другого.

Очаги составляют всегда желанную цель каждого археолога. Около них в отдаленнейшие от нас времена протекала наиболее кипучая жизнь. Здесь, т.-е. под защитой огня, человек спасался и от холода и от хищных животных (волки, медведи гиены) и от ночного мрака. Только овладев огнем, человек сразу возвысился над животным. Мы, люди XX века, не можем себе представить до какой степени велико было это открытие.

 

Раскопки в с. Супоневе. Закладка траншеи под забором усадьбы гр. Кузнецова. 1926 г.

Раскопки в с. Супоневе. Закладка траншеи под забором усадьбы гр. Кузнецова. 1926 г.

Но способы добывания огня были не легки. Раз добытый огонь нужно было поддерживать. Около горящего очага постоянно копошились люди. Нужно было следить, чтобы очаг не погас. Погасший очаг был равносилен несчастью.

Доисторический супоневский человек заботливо и любовно устраивал свой очаг. Чтобы случайным порывом ветра не задуло огня, он выкапывал круглую ямку почти с вертикальными стенками, диаметром около полтора аршин. На плоском дне этой ямки он делал вторую, меньшую, в виде полу шара или котла. Такой очаг в разрезе представляется уступчатым и несколько напоминает большой таз, который современные хозяйки употребляют для варки варенья, только дно его выпуклое, круглое и края его шире и на наружных концах изгибаются вверх по вертикальной линии. В этой круглой ямке на дне очага постоянно, сами собою, скоплялись угли, заполняя ее и сохраняя жар, который при надобности следовало только раздуть.

На таких очагах человек приготовлял себе пищу. Вокруг них найдено громадное количество костей. Тут были кости мамонта, волосатого носорога, бизона, северного оленя, лошади, первобытного быка, волка, песца и 3 вида птиц. При внимательном рассмотрении оказалось, что кости эти были не беспорядочно свалены в кучи, а предварительно были рассортированы. Длинные кости конечностей мамонта лежали одна на другой, сложенные, как дрова; бивни мамонта и рога северного оленя представляли другую подобранную группу; лопатки, раздробленные челюсти и тазовые кости — третью группу.

Несомненно, что указанное расположение костей не могло быть случайным. Их укладывал человек с определенной целью.

 

Раскопки в с. Супоневе. Траншея перед усадьбой гр. Поликарпова. 1926 г.

Раскопки в с. Супоневе. Траншея перед усадьбой гр. Поликарпова. 1926 г.

 

Из груды длинных костей конечностей мамонта были извлечены 3 плечевых кости, на концах которых, хотя и несколько разрушенных, можно было установить искусственное отверстие.

Когда в июле 1925 г. автор настоящей заметки доносил о сделанном им открытии в Главнауку, одним из сильнейших доводов принадлежности стоянки к палеолиту было обнаруженное им искусственное отверстие в тонкой части плечевой кости мамонта. Сообщение его было встречено недовернем. Существовавшее в начале раскопок недоверие к указанному факту блестяще было рассеяно нахождением 3 костей с отверстием, в дополнение к имеющейся уже в Брянском Музее.

Теперь уже нет сомнения, что человек употреблял для своих целей плечевые кости мамонта, делая у конца их отверстие. Какое назначение было этих костей? Ответа нет ни в русской, ни в иностранной литературе, Кости с отверстием впервые появляются в нашей супоневской стоянке. В непосредственной близости очагов найдены 2 шила из костей песца, 3 иглы из мамонтовой кости и несколько пластинок из мамонтовой же кости разнообразных форм с отверстиями для нанизывания их или для нашивания. Может быть это остатки ожерелий доисторических супоневских франтов и франтих, а может быть эти пластинки нашивались на платье. Интересна также другая находка, представляющая маленькую (2 вершка) костяную лопаточку. Вероятно она употреблялась для размешивания краски (красной и желтой охры) находимой вблизи очагов очень часто.

 

Раскопки в с. Супоневе. Траншея в 10 м длины и 3 ширины при 2 метр. глубины в саду гр. Кузнецова. 1926 г.

Раскопки в с. Супоневе. Траншея в 10 м длины и 3 ширины при 2 метр. глубины в саду гр. Кузнецова. 1926 г.

 

Находки орудий из кремня за вторую неделю раскопок не дали новых типов. Несомненно, в супоневской стоянке мы имеем дело с особой культурой, хотя и близкой к Мезинской, но имеющей и свои особенности. Интересующиеся подробностями найдут удовлетворение своей любознательности в предварительном отчете, издание которого Брянский Музей предполагает выпустить осенью с. г. Полное же научное исследование супоневской палеолитической столики будет издано Российской Академией Истории Материальной Культуры весною будущего 1927 года. Весь материал, как добытый раскопками (в количестве 30 пуд. так и научный (рукописный) направлен в Академию, в Ленинград. Материал весьма обширный; обработка его потребует много времени и труда. Но будем терпеливы. Отныне Брянск, известный в промышленности, будет известен и в науке, не только нашей русской, но и в мировой. Вопрос — о расселения доисторического человека, вопрос не местного значения. Отстававшая от западноевропейской русская доисторическая археология начинает делать крупные шаги в своем стремлении поднять науку на должную высоту. Открытия последних лет в этой области на территории СССР дают основания полагать, что мировой вопрос о движении доисторического человека с места своей прародины может быть и, вероятно, будет разрешен учеными Советской России.

С. Деев.

 

Брянский рабочий. – 1926. – 17 июл. (№160). С. 5.