q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Семейно-загородный сад.

Вечер в день Петра и Павла в семейно-загородном саду прошел при небывалом стечении публики. Желающих просмотреть назначенные к демонстрированию картины в электро-театре, нельзя было даже вместить в пределах трех сеансов, почему было дано четыре сеанса, закончившиеся в общем удовлетворительно. Восторг публики вызывала трансформация на экране мисс Гертруд и ее Таней серпантин. С большим интересом смотрелась видовая картина «лесной промысел в северной Италии». Большое впечатление производила картина «Сестры» (драма), рисующая положение бедной портнихи, попавшей в объятия развратника, впоследствии ее отвергшего. Девушка под давлением позора бежит к реке, чтобы утопиться, но в это время ей представляется образ слепой матери и родной сестры и она в ужасе убегает от берега реки и возвращается к матери. Тяжелая сцена свидания в материнском уголку потрясает душу зрителя. «Неуловимый турок» вызывал общий смех. Во все время гулянья, как в театре, так и в саду, поддерживался общий порядок. Гуляние и сеансы затянулись далеко за полночь. Оркестр был слаб. Нельзя не заметить, что за последнее время загородный сад однако привлекает все большее количество публики. Заметно, что несмотря на неудобство в отношении пути сообщения со станцией, сад посещают довольно многие жители города. Если мы взглянем на недавнее прошлое этой рощи, превращенной теперь в сад, доставляющий столько удовольствий для публики, то отнюдь не идя на компромисс с совестью можем сказать, что в этом есть большая заслуга перед обществом инициаторов этого дела. Как-то неловко становится, когда видишь, как с одной стороны целыми годами замащивается одна и та же улица и все-таки по ней ходить нельзя без риска не сломать голову, а с другой – из рощи, служащей ранее для всевозможных отбросов, свалок, за короткое время вырабатывается красивый сад, со вкусом застроенный различными арками, сценами и т. п. справедливость требует, однако, сказать, что все, что мы видим теперь на месте старой грязной рощи, не есть результат трудов лишь содержателя сада г. Мервинского и даже меньше всего его трудов. Главным работником в этом отношении явился ныне управляющий садом В. Е. Матвеев. Им приведена в надлежащий вид эта местность, им возведены постройки, им организовано и поддерживается дело и теперь уже существующее далеко не в убыток. Дальнейшее сада, надо думать, вполне обеспечено, если только не произойдет перемен в среде самой администрации. Отмечая все достоинства сада и распорядка в нем, несправедливо было бы упустить из виду одну нехорошую сторону: сильную эксплуатацию служащих всех рангов арендатором сада. Мы уже знаем про труд управляющего садом В. Матвеева, и вот, за этот труд управляющий получает 25 рублей в месяц «на своих харчах» — не правда ли, высокий гонорар? Таперша, сидящая за пианино за все тридцать вечеров в месяц получает 15 рублей, сторожа и прочая служебная рать от 3-5 до 10 рублей в месяц и, конечно, «на своих харчах» все. Вот и представьте себе положение служащего и чернорабочего при таком заработке, имеющего к тому за спиной еще несколько ртов.

В. М-к.

Брянский листок. – 1910. — 14 (1) июл. (№13). С. 3