q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

—  Позади дома М. И. Баженовой находится озеро, правильнее – лужа, и до того вонючая лужа, что ее непременно надо очистить – спустить что ли, или еще какие меры употребить: подобная «cloaca maxima» в городе терпима быть не может. Кстати, не мешало бы исследовать причины, почему лужа воняет: раньше, говорят старожилы, за нею этого греха не водилось. Из лжи вытекает ручеек, направляющийся в так называемую Старую речку – залив на месте прежнего русла Десны. Старая речка тоже воняет, и этому тоже должны быть найдены причины. Через ручеек переброшен для проезда мостик. Теперь от него осталась лишь половина, другая исчезла. И это подлежит исправлению… Но о мостике между прочим… Важно то, что вышереченная лужа неофициальная слывущая в народе под поэтическим названием «Чертовица» посредством ручейка и вонючей же Старой речки изливается в Десну, а из Десны вблизи Старой речки многие жители берут для питья воду… А потому приходится пожалеть, что доселе не исследовано, сколько в кубическом сантиметре «чистой» деснянской воды, почерпнутой в этом месте, содержится разного рода микробов. Быть может, ужасающие цифры побудили бы немедленно приняться за устранение причин «вонючести». Тогда, по всей вероятности, обратили бы внимание и на отсутствие в городе портомоен. Ныне всякая баба несет на речку, что ей вздумается: белье мытое, белье немытое, всякое тряпье, запачканное испражнениями и выделениями, требуху, только что купленную и подлежащую очистке и пр. И все это вымывается, выстирывается, выполаскивается, где кто захочет… Не удивительно, что иные места представляют поистине еврейскую микву, — микву, какою она бывает, спустя неделю после перемены воды… И в такой «микве» граждане и гражданки всех возрастов купаются, берут воду… Дело тут, конечно, не в одной брезгливости.

—  Мы уже говорили про обилие профессиональных нищих. Их, конечно, не убывает, скорее наоборот. Виною тому, конечно, легкость получить подачку. Доброхотные деятели у нас не переводятся, а кого они питают, и какие результаты приносит их немалые в общей сложности жертвы, видно из следующего очерка наиболее типичных брянских нищих, о которых нам удалось собрать сведения. Сохраним те названия, под которыми они известны в разных притонах.

1) «Слепая». Живет в Брянске много лет. Ее раньше водили «поводыри» — мальчишки, в большинстве уроды, которые считались ее детьми. Ходит постоянно в грязных отрепьях, с какими-то подозрительными мешочками и узелками. От ранней весны до поздней осени спит под заборами на улице. Покой ее охраняют прирученные ею собаки. Некоторые обстоятельства дают повод судить, что она не совсем «слепая». Теперь она довольно стара, «поводырей» не имеет. Прежние «поводыри» куда-то исчезли – по темным делам.

2) «Лоскут». Живет где-то в Лубянках. Не старая и здоровая женщина. Отлично может работать и работою же имеет добавочный заработок. В «хлебные дни» ходит на главное занятие – по кусочки, так как это ремесло несравненно выгоднее. Имеет немалую копейку про черный день. У нее дочь замужем за рабочим, сын – заводской мастеровой.

3) «Безрукий». На обеих руках нет пальцев. Имеет жену. Скоплено и сберегается до двух тысяч. Живет вполне привольно. После «работы» выпивает вместе с женою «две косушки» (регулярно, каждый день), потом закусывают и обедают. Рыбные и мясные приправы – обычны. По праздникам – пироги. Словом, живет эта чета так, как не имеют возможности жить многие рабочие семьи. «Безрукий» — человек богобоязненный, за «кормильцев» Богу молится. Пьяным и дебоширствующим его не увидишь. В этом смысле среди других нищих он вполне исключение.

4) «Калиниха». Ветхая, кривая старуха. Имеет собственную лачужку, в которой зимою, помимо нее, ютится немало сброду. Любители «клубнички» дают ей щекотливые поручения…

5) «Езопиха». Здоровая «девица», лет тридцати. Родные ее занимаются работой и мелкой уличной торговлей. Сама она при ходьбе припадает на одну ногу – «колченогая». Этот недостаток она и утилизирует.

6) «Толстомясый». Молодой парень, сообразно с кличкою, кровь с молоком. Отбился от дела, прикидывается дурачком. Любимое занятие, вызванивать на колоколах мотивы песен, конечно, такое «занятие» возможно лишь на Пасху и в другие торжественные (немногие) дни. На улицах назойливо выпрашивает у прохожих «семерочку», а выпрошенное немедленно спускает в трактире. Живет близ Рождественской церкви.

7) «Тихоня». Низенький, тщедушный человечек. Каждую службу можно видеть его в женском монастыре. Собственно по кусочки он не ходит, не пьет, не курит, жизнь ведет почти монашескую. Подаеют ему много и охотно, хотя он и не просит.

Прекращаем на этом список типичных брянских нищих… 16 июня*, по случаю десятой пятницы, у нас состоится самая бойкая в городе ярмарка. На ярмарке городские кадры нищенствующих обогатятся пришлыми, преимущественно лжеслепцами, распевающими на все лады Лазаря. В карманы этой армии бездельников уйдет, по самому скромногу расчету, не менее тысячи рублей. Часть денег пойдет «на построение кабака», часть запрячествя в кубышку про черный день… Прати противу этого рожна не возможно: народ наш заводской, широкий; многие мастеровые на Рельсопрокатном заводе, например, зарабатывают свыше ста рублей в месяц. Отчего ж-де от избытков и не швырнуть копейку-другую нищей братии. А «братия» все плодится, да плодится, теряясь с одной стороны в среде наших неисчислимых «золоторотцев» и громил, а с другой – в среде проселочных проходимцев, о которых мы еще будем иметь случай поговорить.

 

Орловский вестник. – 1900. – 29 июн. (16 июн.) (№158)

 

* 29 июня по новому стилю (БВ).