q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

(Корреспонденция «Московских Ведомостей»).

Известно, что по существующему законоположению запрещено открывать питейные заведения вблизи церквей и казенных зданий. Статья 319 Устава о питейном сборе говорит следующее:

«… В селениях же Ижевского и Сестрорецкого оружейных заводов, при Петербургском, Киевском и Брянском местных арсеналах, Тульском оружейном заводе, лабораториях, ракетном заведение, окружных арсеналах и постоянных артиллерийских складах места раздробительной продажи крепких напитков не должны быть допускаемы на расстоянии 250 сажен от строений, занимаемых означенными заводами и заведениями». И Примечание: «Постановления, в сей (319) статье изложенные, распространяются в одинаковой степени и на оптовую продажу вина и спирта».

В гор. Брянске, между тем, многие церкви, в особенности же соборная, а равно и местный арсенал (пушечный завод) окружены питейными заведениями на самом близком расстоянии, только под другими более благозвучными названиями: трактиров, ренсковых погребов, харчевен и т. п. В текущем году сделали было распоряжении о закрытии этих заведений, согласно вышеупомянутой статье закона, но к сожалению это запрещение оставалось в силе не долее одной недели, а затем во всех их снова была допущена распивочная торговля. Мы бы нисколько не удивились равнодушию к неисполнению закона со стороны многих церковных старост, не удивились бы по причинам, всеми известным и понятным. Но мы никак не можем понять, каким образом начальство местного арсенала, заведения государственной важности, остается к сему равнодушным? Известно, что в знаменитый пожар 1875 года, истребивший более половины Брянска, местный арсенал спасся от истребления огнем только благодаря совершенно случайной помощи генерала Мальцова, приславшего со своего вагонного завода пожарные инструменты и людей. Притом всем известно, что вышесказанный пожар начался в кабаке, в самом близком расстоянии от соборной церкви (то есть в саженях в 30-40), которая тогда и сгорела.

Мы решились огласить вышеупомянутое нарушение закона в печати, потому что это единственный у нас способ довести о нем до сведения тех, кому о сем ведать надлежит».

 

Орловский вестник. – 1879. – 6 март. (22 фев.) (№20)