q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Да, Брянск можно поздравить с серьезным и художественным коллективом. Этот как раз то, что нужно было для организации того культурного дела, которое должен представлять собой первый зимний сезон в каждом растущем рабочем губернском центре.

Первое, что обращает на себя внимание в этом спектакле, это – общий высокий уровень исполнения. Здесь нет рытвин и провалов, нет значительной разницы между «первыми» и «вторыми» исполнителями. Даже маленькие роли находятся в руках хороших исполнителей. Такой подход, при нашем современном репертуаре и современных требованиях к театру и актеру, следует считать совершенно правильным. Сейчас нельзя строить театральный и репертуарный план в расчете на «гастролера», «премьера». Общий, крепкий ансамбль (дружное исполнение) – вот чего требует новый зритель от театра.

Это не значит, что в труппе нет ярких актерских индивидуальностей. Уже первый спектакль обнаружил в труппе таких талантливых исполнителей, как Чиркин (Каховский), Андреева (Рылеева), Снежинская (Ольга), Кашевский (Рылеев), Кисель-Загорянский (Пестель), Зуев (Батурин), Орлинский (Трубецкой) и др. Трудно судить по первому спектаклю о Карновиче-Валуа (Николай). Что-то мешало этому артисту развернуть свои силы, что-то сковывало его.

И по нашему мнению вина здесь целиком лежит на авторе, давшем в роли Николая вместо живого человека голую агитационную схему. Это вообще недостаток данной пьесы: агитационное упрощение преобладает в ней над художественностью. Это, конечно, вредит и самой агитационности пьесы. Мы знаем, что агитационный эффект тем сильнее, чем художественнее образы, в которых воплощена агитационная мысль. Автор пьесы – Н. Лернер – пошел по линии наименьшего сопротивления: он все образы подогнал под заранее приготовленные схемы. Отсюда – деревянность, нежизненность многих фигур пьесы.

Но нельзя отказать автору в некоторой театральной ловкости, с которой сделана пьеса. Внутреннюю жизненность он заменяет внешней сценичностью, театральностью; знание сцены помогает ему найти эффектные положения, яркие эпизоды, которые и делают пьесу сценически интересной, тем более, что тема пьесы (декабристы) говорит сама за себя. Лучше других удалась автору фигура Каховского, а нервная, горячая игра В. А. Чиркина вдохнула в нее искру живую – вот почему эта фигура выделяется из общего ансамбля и крепче запоминается. Остальные исполнители силой своего таланта преодолевали трудности, поставленные автором. Особенно тяжело пришлось П. А. Кашевскому – автор не дал ему ничего, за что можно было бы зацепиться его актерской индивидуальности.

Несмотря на все это, несмотря на трудности, связанные с исполнением на новой сцене в новом театре (незнакомство с условиями акустики, неурегулированность света и т. п.) спектакль прошел удачно, произвел хорошее впечатление как в исполнительной части, так и в режиссерской (тщательность разработки, интересные детали – вызов на допрос, силуэт часового и т. п.). Декорации, мебель, костюмы – все подобрано с большим вниманием и вкусом, свидетельствующими о серьезности и культурности всего дела в целом.

Будем ждать дальнейших постановок труппы брянского Гостеатра и, в частности, обещанной «Виринеи».

Брянский рабочий. – 1926. – 17 ноя. (№264).