q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

После вскрытия «мощей».

Огромная толпа крестьян и красноармейцев, собравшаяся на вскрытие «мощей нетленных», настроена была далеко не благочестиво. Когда же дорылись до «мощей» и толпа увидела почерневшие истлевшие кости, — она развеселилась: послышались иронические восклицания, смех.

Красноармейцы дразнили крестьян:

— Вот, смотрите на вашу святую! И не стыдно: черепкам поклонялись!

Деревенский парень с озадаченной физиономией ловил собеседников:

— Нет, ты гляди, гляди! Кому мы это молились!! А?! Вот, сукины сыны!..

Его утешали:

— Вперед умнее будете.

На ограду стали вылезать ораторы и не ораторы:

— Товарищи!! – кричал красноармеец-артиллерист: — неужели и дальше мы допустим обманывать народ?! Закрыть монастырь! Сломать на кирпичи!

Товарищи из уполитпросвета, потрясая сгнившим черепом «угодницы», говорил собравшимся о вековом обмане церкви!.. о путах суеверия, связавших темного человека и делающих его данником духовенства…

Отцы духовные, во главе с епископом карачевским Агапитом, созерцавшие процедуру вскрытия мощей с окаменевшее-растеряннми лицами – куда-то разбрелись не слышно…

Что чувствовали они, присутствуя при ярком разоблачении обмана… обмана, созданного их учителями и поддерживаемого ими самими!..

Такое чувство, вероятно, испытывают шулера, когда их уличают в игре краплеными картами…

В группе политработников шел разговор о попах:

— Мне жаль попов…

— Вот тебе раз! Чего жалеть?

— Жаль не в смысле сочувствия, а… как бы это сказать… но, вот как присутствуешь при процессе умирания – грустно… Ведь духовенство умирает… все у них умирает! Обреченные! И они еще цепляются за жизнь…

— Ну, черт с ними.

По рукам ходили рисунки с натуры, сделанные начальником лагсбора тов. Касиновым: особенно хорош был монастырский казначей, с надписью: «о. казначей с грустью подсчитывает, сколько монастырь потеряет доходов после разоблачений».

Окончательно же развеселил всех монах Авраамий: забравшись на стол, он стал ораторствовать и каяться в грехах:

— Я тридцать лет не верю в эти мощи…. Лавочка! Не верю вот ни капелечки!

И вдруг неожиданно добавил:

— Я ба-альшой был аферист!

— Ты и сейчас аферист! – кто-то крикнул ему.

Толпа разразилась гомерическим хохотом.

До позднего вечера на расходился народ, переживая, обсуждая впечатления дня.

Останки «святых мощей» были сложены в мешок.

Пришлось их взять военкому лагсбора.

— Ну, на кой черт они мне!

— В музей отправят.

Поздно ночью, перед моими окнами в хороводе молодежи нажаривали на две гармоники.

О мощах и не поминали.

Были — и нет их.

Артиллерист.

 

Брянский рабочий. – 1923. – 8 июн. (№123)

 

Ещё по этой теме >>>