q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

«Чудеса в решете»

В заключительной статье о «святынях», разрешите произвести «историческую» экскурсию. Материал заимствую из «Кратного описания Одринского монастыря» (Москва, 1895 г.)

«Сохранившиеся в монастыре письменное сказание так повествует» о возникновении монастыря:

«Явися св. икона чудотворца Николая на речке Одрине, на древе сосне. Брянчане (т. е. жители г. Брянска) три брата родных, по явлению, взяв, принесоша во град свой. Во граде же, бысть смертоносная язва; пришествие сея святые иконы тогда люди в три дни исцелишася от язвы».

Конечно, брянчане после этого впали в великую радость и построили церковь, в которой поместили «чудотворную икону». Но «церковь», волею божиею, сгорела от грома»…

Вы думаете и икона сгорела?

Ничего подобного:

«Оная св. икона явися на прежнем месте, на древе сосне, на брегу Одрина речки».

Но чудеса в решете этими не кончаются.

Опять появляются «три брата» из Брянска: видят икону на прежнем месте и строят для нее храм на р. Одрине.

Затем, эта же икона, как о том повествует бывший (!) священник Симон, появилась реке Песочной:
«Случися ему путешествовать, преиде на сие место, идеже ныне создася обитель чудотворца Николая. Видя на сем месте, на немже церковь сия создашася, огнь велик, среди огня образ чудотворца Николая, во огни горяще, недоумевашеся, страхом велиим ужасся, вечеру сущу, уклонися на путь свой. По времени возвратися, ни памятствова виденный огнь, — явися ему образ на древе стоящи, во свете сияющ светлостию велию. По пренесении св. церкви изыде смертоносная язва (опять язва!) на г. Карачев».

Предание умалчивает о том, помогла или нет «св. икона» карачевцам во время язвы… Надо думать, помогла, ибо до сего времени карачевцы (за исключением, конечно, укома, исполкома и, вероятно, отнароба) сохранили Николаю чудотворцу чисто собачью преданность.

«Брянчане» — не то: те народ неблагодарный: они давно позабыли про всякие иконы.

С тех пор Николай чудотворец вместе с монахами прочно засел на Песочной:

Жизнеописание монастыря повествует, как Соловей-разбойник  разгромил монастырь, а игумена сжег, но по милости угодника божьего Николая монастырь «зацвел» еще пуще прежнего.

Спас Николай угодник монастырь и от одринских крестьян:

Обобранные монастырем, они возбудили ходатайство о возвращении к ним монастырской земли, но потерпели фиаско, после чего им оставалось покориться и прославлять Николая чудотворца.

Любопытно одно обстоятельство: крестьяне с. Одрина, дабы выжить монахов «позволяли себе всякие вольности по монастырю»… По выходе из церкви, после таинства браков, пили вино и кричали без зазора совести в стенах св. обители песни (!).

Потом увидели, что с Николаем угодником ничего не поделаешь и… уверовали в него.

Затем монастырь обогатился еще двумя чудотворными иконами: божьей матерью «Утоления печали» и «Споручницы грешниц».

«По известным дорогам к Одрину потянулась толпы усердствующих богомольце, в чаявших утоления своих печалей, и их посильные приношения» и т. д.

Словом, дела пошла хорошо.

Чудес творилось монастырем видимо невидимо! Отметим некоторые:

1) Карачев спасен от пожара: стоило только обнести икону св. Николая — и пожар  сразу прекратился.

2) В 1848 г. во время холерной эпидемии масса холерных, приходя в монастырь, исцелялась.

С тех пор карачевцы, как только появляется какая-нибудь эпидемия, моментально бегут в Одрино за иконой… (стр. 44 «Описания»)

3) Пред иконой богородицы «Споручницы грешных» исцелилось несколько карачевских и орловских младенцев.

И т. д. и т. п.

Теперь — увы! — никаких чудес в монастыре нет. Не являются сияющие неземным светом угодники, «на древе сосне».

Оно вполне понятно:

Шулера играют краплеными картами только с незнающими игроками. Иначе говоря — обманывать публику можно только до известного предела, а затем шулеру дают оплеуху и он кубарем вылетает из общества порядочных людей.

Артиллерист.

 

Брянский рабочий. – 1923. – 12 июн. (№126)