q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

— Неоднократно встречаешь на улицах (не исключая и Московской) мальчишек, играющих в «шоровни» (т. е. в брошенный шар играющий старается на лету попасть увесистой палкою – «шоровней») и запускающих бумажные змеи. В интересах безопасности, вряд ли это допустимо.

— Нам продолжают жаловаться жёны мастеровых и вообще рабочих на существование кружков и тёмных приютов, куда неопытные люди втягиваются в карточную игру, и где они в большинстве случаев оставляют весь свой заработок. Игры там ведутся, конечно, азартные. Одну из них нам удалось недавно наблюдать ранним утром вблизи арсенала (она велась на открытом воздухе). Игра немногосложна: колода карт раскладывается на три части, их которых составляется две. Играющий ставит на любую полуколоду ставку, и выигрыш определяется нижней картой. Выигрывает, конечно, старшая карта, а при равенстве очком – банкомёт. Таким образом даже при условии честной сдачи банкомёт имеет два шанса против одного, т. е. игра сводится к беззастенчивому обирательству неопытных профанов. Нам называли нескольких мастеровых, которые живут преимущественно карточной игрой. Называть их и притоны мы пока не будем, потому что полагаем, что дело тут не в лицах и именах, а в совокупности условий, создавших Брянску печальную репутацию «игрецкого» города (так, по крайней мере поговаривают в Карачеве). Чтобы выяснить эти условия, расскажем в следующий случай, бывший на днях. Сгонщик плотов, назовём его N., получил от хозяина для себя и для артели 100 р. Он попрощался с женою и с детьми и отправился на плоты, рассчитывая с ночи выбыть из города. Человек он почти не пьющий, но от жары зашёл по пути в трактир освежиться пивом. Трактир этот – собственно низкопробный кабачок, помещающийся в одной комнате и имеющий трактирные права исключительно для выгодного права торговать питиями распивочно. N, замечают карточных дел мастера, увлекают в беседу, а за сим трактирщик приглашает его в свою половину в качестве гостя. «Половина» эта находится во втором этаже, трактирщик не лишён, конечно, права приглашать его в свою половину в качестве гостя. «Половина» эта находится во втором этаже, трактирщик не лишён, конечно, права приглашать гостей, стало быть, с юридической точки зрения все обстоит, как говорится, без сучка и задоринки… Между тем приятель N., долго ожидая его на условленном месте, встревожился и отправился к жене того же N. Справиться. Жена ночью побежала на плоты к рабочим, но рабочие удостоверили, что N. к ним не приходил. Первая мысль испуганной женщины: «мужа убили» — примеры бывали, но всё-таки она решила «поискать». Около двух часов ночи она попала в упомянутый трактир и здесь в «хозяйственной половине» застала мирную группу: за столом сидели: трактирщик с женой, мастеровой – известный игрок, и муж. Ни шума, ни крика, только мастеровой сидел в одной рубахе, засучив рукава. Пришедшая сразу догадалась в чём дело, быстро бросилась к столу, разорвала и разбросала карты, и увела мужа. Увы! Она явилась поздно: из ста рублей не осталось и ста копеек. Это случай экстраординарный. Обычно же игорные дела обставляются проще. В день получения заработной платы мастеровые направляются в кабачки выпить и поделиться впечатлениями (без этого, как известно, ни одна «получка» не обходится). Вот тут-то и ловится «неопытная» рыбка: в кабачках почище ещё втравливают в бильярд, в других – карты. Для картёжников хозяин снисходительно предоставляет свою «половину», где они под видом гостей, «режутся», доколе хозяин не порешит, что дальнейшая игра не стоит свечей. Кто виноват? Трактирщики? Но, во-первых, и теперь далеко не все трактирщики допускают у себя подобным образом обирать людей, а, во-вторых, помимо трактирщиков, этим делом могут промышлять и пивные погребки и все вообще, у кого есть охота и нет стыда. Власти? Но кому же неизвестно, что игорные приюты ускользают от бдительности весьма широко поставленной полицейской организации? Наконец, власти не уполномочены воспретить каждому обывателю приглашать гостей, и гостям забавляться игрой на мелкий интерес. Определить же злостный характер игры не всегда удаётся даже в клубах. (Кто не знает анекдотов об игре в трынку под видом дурачков и т.п.?) И так, кто ж виноват? Тот, с кого берётся пример, кто силою обстоятельств стал в положение светильника, кто сознательно учит примером всей жизни своей растлению и хищничеству. Наша так называемая «интеллигенция» на половину (самый скромный расчёт) состоит из людей, для которых карты и всяческие игры на крупный азартный интерес стали потребностью, и без игры не обходится буквально ни одна «компания». Недавно один из местных учителей жаловался нам, что среди интеллигентов находятся люди (люди семейные, с прочным положением в обществе), которые сознательно вовлекают в азартные игры пятнадцатилетних мальчиков. При таких условиях, всяческие, так сказать, административные меры против обирательства мастеровых – только паллиативы. Прежде всего надо приняться за интеллигенцию, а для этого…. и погромче нас были витии… А пока частенько будешь выслушивать жалобы, подобные выслушанной нами сегодня от одной женщины: «Муж подряд три получки спустил. Есть нечего»… Женщина навзрыд плакала. Но что эти слёзы? Горько лишь от них.

 

Орловский вестник. – 1900. – 9 сент. (27 авг.) (№229).