q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Наделавшие в свое время столько шума систематические кражи из магазина Худякова, как выяснилось дознанием, по всему вероятию, совершены соседом Худякова, содержателем игрушечной лавки Гулидовым, о чем своевременно было нами сообщено (в №166, [18]98 г.); дело было передано судебному следователю, потом попало к уездному члену окружного суда, но так как юридически нельзя было признать взлома, то в конце концов, было передано городскому судье 1-го участка и  назначено к слушанию на 6-е декабря*. В кратких словах мы постараемся напомнить читателю, в чем самая суть дела: на Московской улице находятся два магазина рядом – один из них принадлежит Худякову, другой Гулидову. Худяков торгует из процента от Ветрова галантерейным товаром, Гулидов – игрушками и частью тоже галантерейным. Два года Худяков торговал, не подсчитывая и не проверяя в мелочах свою лавку, но потом вздумал проверить и, к ужасу своему, увидел, что он не только не имеет барыша, но даже проторговал 800 р. Придумывая всевозможные причины этим убыткам, он ни к какому заключению не пришел, объявив об этом своему хозяину Ветрову и тот, думая, что причина лежит в самом Худякове, ставит в лавку сына с тем, чтобы иметь контроль. Как-то в лавку, где уже находился вместе Худяков и сын Ветрова, приходит барынька и спрашивает кружев, но в цене не сходится. На следующий день она снова приходит и просит отмерить, но кружев в лавке не оказывается, хотя их никому не продавали. Ветров поражен, но, подозревая все-таки  Худякова, меняет в лавке замки, думая, что у Худякова имеются вторые ключи. Стали следить, приказали строго настрого сторожу не отходить от лавки, что тот усердно и исполнял, а товар все исчезает и исчезает. Ветров взбешен, увольняет Худякова и оставляет лавку за сыном, но таинственное исчезновение вещей не прекращается. Тогда страх охватил обитателей всего дома: «Домовой шалит! Нечистая сила вещи таскает!», а домовой себе посмеивается и потаскивает то ленты, то кружева, то катушки… Потом сразу нечаянно и выяснилось, что домовой-то в образе человека: однажды приходит в магазин женщина и хочет подкупить ленты к имеющемуся у нее куску. Сын Ветрова, взяв ленты и заметив на них разметку Х., спрашивает, где она купила ленты: «А у соседа, Гулидова» — говорит покупательница. Сын идет к отцу, рассказывает в чем дело, и, захвативши с собой Худякова, все трое нагрянули в лавочку Гулидова и нашли массу товара с меткой Х. Лавки Гулидова и Худякова соединены дверью, которая из лавки Гулидова была забита доской, а из лавки Худякова заставлена шкафом, не достававшим до полу на пол-аршина приблизительно. Вот по ночам и отворялась эта дверь и через лазейку бралось все, что только нравилось похитителю. Так как дверь отворялась в сторону лавки Гулидова, а была забита тоже со стороны Гулидова, а из лавки Худякова затворов не имелось, то направленное сначала к судебному следователю дело в конце концов и очутилось в камере городского судьи 1-го участка. Гулидова защищает частный поверенный Элтеков. По допросе свидетелей и осмотре товаров, обвиняемый Гулидов заявил, что выставит свидетелей, которые покажут, что он товар покупал у Худякова, почему дело отложено на 13-е февраля**. Если, действительно, у Гулидова имеются такие свидетели, то узел затянется крепко, и правосудию предстоит задача его распутать. Но почему Гулидов не выставил их теперь – знает, конечно, только он. О результатах сообщим по окончании разбора.

 

Орловский вестник. – 1899. – 21 (9) фев. (№40)

* 18 декабря по новому стилю
** 25 февраля по новому стилю

 

Ещё по этой теме >>>