q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

13-го февраля* в камере городского судьи 1-го участка в 10 ½ часов открылось заседание по обвинению Гулидова в краже из лавки Ветрова. После того, как были разобраны по категориям товары, найденные в лавке Гулидова, причем в одной из них находились товары с метками, признанными Худяковым своими, о стоимости товара, а в другой товары без метки, – было приступлено к допросу свидетелей. Из показаний сына постерпевшего, а также его приказчика, Колошина, выяснилось, что товар, предъявленный им на суде, находился в лавке, в которой торговал от Ветрова Худяков, метки они признали, как сделанная рукой Худякова, что же касается товара без меток, то хотя свидетели и уверяли, что это товар худяковский, на суде не выяснилось, на чем такое показание основано, и так как еще в начале заседания, до допроса свидетелей, защитник обвиняемого, Н. П. Элтеков, предъявил кусок кружев в числе других, который был положен тут же на столе, и сын потерпевшего признал и этот кусок за худяковский, то относительно товара без меток показание свидетелей было голословно, так как в одно и то же время и Гулидов мог выписать такие же кружева от той же фирмы. Свидетель, выставленный обвиняемым, выяснил, что Гулидов кружева, подобные тем, какие были предъявлены на суде, у него покупал года два-три тому назад, когда он ликвидировал свои дела, но что кружева были не в особом порядке, частью запачканные, частью измятые, частью хорошие. Защитник строил свою защиту на основании заявления обвиняемого, что он нередко обращался с просьбою к Худякову выписать и на его долю товара, причем товар он получал уже размеченный Худякову выписать и на его долю товара, причем товар он получал уже размеченный Худяковым; что как у Худякова, так и у него одно места, что Г<улидов> и Х<удяков> были в приятельских отношениях и даже кумовья; что показание сына потерпевшего, в виду того, что им признаны кружева, предъявленные им, Элтековым, за свои, является сбивчивым и не заслуживающим доверия; что даже самой мысли кражи у Г<улидова> зародиться не могло, так как Х<удяков> и Г<улидов> мнили себя совершенно отдельными друг от друга; из лавки Х<удякова> был крючок и Г<улидов> не мог знать, что он отскочил от сотрясении за шкафом, а со стороны Гулидова была планка, пришитая к наличнику двери гвоздями. Обвиняемый Г<улидов> в своем последнем слове отрицал виновность. Городской судья признал Г<улидова> виновным в приписываем ему преступном деянии и приговорил его к полуторамесячному тюремному заключению и товары с меткой Худякова возвратить владельцу Ветрову, товары же без метки возвратить Гулидову. Гулидов нашел за себя поручителя и обжалует решение в брянский съезд.

 

Орловский вестник. – 1899. – 28 (16) фев. (№47)

* 25 февраля по новому стилю