q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

«… Природа и история – это два составных элемента той среды, в которой мы живем, движемся и проявляем себя».

Ф. Энгельс

 

Когда-то первые микрорайоны в каждом крупном городе называли Новыми Черемушками. Теперь новых микрорайонов стало много. Они успешно решают чисто практическую задачу обеспечения населения благоустроенным жильем. Вынужденный аскетизм новых районов вызвал широкую общественную неудовлетворенность результатами градостроительной деятельности. Нельзя сказать, что новые жилые дома некрасивы, скорее они нейтральны к эстетике. Добротная реализация санитарных норм недостаточна для создания города, к которому применимо высокое понятие культуры.

Закономерной реакцией на засилье современной типовой застройки является возросший за последние годы интерес к старине, понимание ценности культурного исторического наследия. Давно прошел тот период советской архитектуры, когда прошлое игнорировалось ради грядущих городов из стекла и бетона. Теперь архитектурное мышление как бы прозрело в плане культурно-историческом. Прозрело не без посторонней помощи. По настоянию широкой общественности в Москве, например, ограничена решительная реконструкция исторической застройки в пределах Садового кольца.

Развитие города — исторический процесс. Города живут не только в пространстве, но и во времени, в них сосуществует старое и новое, прошлое и будущее. И в историческом городе человек подсознательно ощущает себя частью исторического процесса, определяет свое место и назначение в современном мире.

Лицо города сегодня определяют не новые жилые массивы, они почти везде одинаковые. Все больше ценится то неповторимое, что отличает один город от другого. Лицо города определяется ландшафтной природной средой, исторической застройкой старых районов и немногими современными общественными зданиями, построенными по индивидуальным проектам.

Исторический город несет в себе многослойные напластования времени. Одна из задач архитектора, его культурная миссия — сохранение этой связи времен, оказавшейся под угрозой перед лицом абсолютного преобладания новой застройки. Скучен город без памяти прошлого.

Исторический подход ставит перед градостроителем сложные проблемы — разные поколения архитекторов должны понимать друг друга. Культурная преемственность в градостроительстве ставится основным условием сохранения индивидуальности городов.

Все эти веяния времени не обошли стороной и наш Брянск, отмечающий свое тысячелетие. Город включен в состав 115 исторических городов России.

У нас есть великолепные примеры градостроительной преемственности. Одно из лучших мест города — площадь Карла Маркса, где послевоенная застройка в стиле советской ретроспективной классики прекрасно увязана со зданием гимназии дореволюционной постройки (теперь здание горкома КПСС).

Некоторый опыт сотрудничества с архитектурным наследием прошлого накопил за последнее десятилетие институт «Брянскгражданпроект». Удачно вписалось в старую застройку здание областной конторы Стройбанка на улице Карла Маркса. Грамотно вошло в послевоенную застройку улицы Фокина новое здание районного отделения милиции, построенного на месте пивозавода за Домом книги.

Наш опыт небольшой потому лишь, что исторической застройки даже вместе со зданиями послевоенного строительства в городе очень мало. Родилось даже меткое определение: слишком молодой древний город. Основные жилые массивы выросли за последние 30 лет, культурный слой исторической застройки тонок. Тем более нам надо ценить и беречь то немногое, что мы имеем. Без преемственности нет градостроительства. По определению московского архитектурного критика Н. Соколова, градостроитель, не считающийся с исторической средой, подобен невежественному средневековому монаху, счищающему с пергамента бесценные античные письмена, чтобы написать свой текст.

Для исторических городов типична ситуация, когда требования охраны памятников архитектуры и исторической среды вступают в противоречие с требованиями современности. У выхода улицы Горького к Набережной по проекту института ГПИстроймаш строится 4-этажный жилой дом рядом с существующей 2-этажной исторической застройкой. Дом еще не окончен, но и сейчас видно, что своей массой и этажностью он вступает в противоречие с исторической средой. Брянские архитекторы от имени Общества охраны памятников истории и культуры своевременно ставили вопрос о неуместности 4-этажного дома на этом месте, но требования заказчика — завода дорожных машин — оказались решающими, и окончательное решение было принято в административном порядке.

Самое сложное — сочетание сегодняшних неотложных забот с задачами сохранения исторической среды. Жилищную проблему не решить за счет реконструкции исторической зоны, для этого существуют новые микрорайоны. Уровень строительства в исторической среде является сегодня одним из основных показателей культуры города. Проще всего смести старые дома под бульдозер и построить новые — не ниже пяти этажей, типовые или не совсем типовые. Но многоэтажные дома губительны для исторической застройки. Реконструкция города с сохранением исторической среды будет обходиться дороже и осуществляться не столь быстро — сюда нельзя переносить размашистые приемы застройки пустых пространств окраинных микрорайонов.

Сложившаяся еще в XV веке улица Калинина, бывшая Большая Московская, до строительства дамб через Судки была главной улицей города. Это брянский Подол, передний план города на узкой прибрежной полосе вдоль Десны с самобытной невысокой застройкой, относящейся частью к XIX веку, частью к послевоенным годам. Невысокая застройка соответствует положению улицы в системе городского центра, в котором ярусный террасообразный речной фасад складывается за счет повышения этажности зданий вместе с повышением рельефа по мере удаления от реки. Такая композиция характерна для старинных русских городов.

Значение улицы Калинина как исторической среды нашло отражение в разработанном московским институтом «Спецреставрвция» проекте охранных зон и зон регулирования застройки памятников архитектуры. После утверждения облисполкомом этот проект стал официальным документом, регламентирующим застройку исторической части города.

Сегодняшний облик исторической застройки на улице Калинина не может вызвать удовлетворения. Но и старые улицы Тбилиси до реставрации выглядели неухоженными и невзрачными. Старые дома ветшают, приходят в аварийное состояние, над ними надо работать. Практика реконструкции старой застройки разнообразна. В Ленинграде пришедшие в ветхость дома обмеряют, разрушают до фундаментов и строят заново с теми же фасадами, но с современной планировкой квартир и в капитальных конструкциях. Другой путь — замена аварийных зданий на современные, но запроектированные в характере, масштабе и материале сохраняемой застройки. Нужны переходные формы, естественно связывающие новое со старым, поиск национальной самобытности без стилизаторства, без прямой подделки под старину.

По такому принципу институтом «Брянскгражданпроект» ведется проектирование магазина вместо разобранного жилого дома на углу улиц Фокина и Калинина. Первый этаж магазина решается с арочной проходной галереей в традициях торговых рядов старых русских городов.

На пересечении улиц Калинина и Горького от здания профтехучилища до треста «Брянскгорпромстрой» институтом «Брянскгражданпроект» в некрупном масштабе исторической застройки запроектировано здание вычислительного центра управления сельского хозяйства. Заказчик отказался от сложного здания и пошел по легкому пути, построив для вычислительного центра элементарную каркасно-панельную коробку на улице Московской у мясокомбината.

Участок на пересечении улиц Калинина и Горького остался незастроенным. Застраивать его необходимо для формирования площади — нужно закрыть распахнутые на площадь задворки разместившихся здесь учреждений и организаций. Целесообразно найти другого заказчика и запроектировать новое здание с сохранением общего решения фасада, предназначавшегося для вычислительного центра.

На этой же улице Калинина у предзаводской площади завода дорожных машин институтом было запроектировано здание энергосбыта. Исторической застройки улицы нет, здесь стояли другие задачи — увязаться со склоном Петровской горы и организовать пространство предзаводской площади. С учетом требований участка здание получилось ступенчатым, отвечающим характеру рельефа. К сожалению, этот проект вряд ли 6удет реализован по причинам, не зависящим от проектировщиков.

Зато проект молодежного центра на противоположном конце улицы Калинина будет реализован. Основным зданием комплекса является прямоугольник длиной в 100 метров и высотой в 24 метра, размещенный у самой реки против Лесного сквера на развилке при пересечении улиц Красноармейской и Калинина.

Громадное для этого места строение зрительно задавит реку: Десна не Волга ведь и не Нева. Крупный объем нивелирует перепад рельефа Лесного сквера — верхняя отметка кровли здания на 10 метров выше отметки улицы Красноармейской на развилке. Эта означает, что улица Красноармейская вместо вида на пойму и Фокинский район замкнется элементарным сооружением. Далеко не лучшее решение для этого интересного места! Есть опасения, что здание молодежного центра окажется «слоном в посудной лавке». Коллеги из московского института Гипровуз полностью игнорировали градостроительные традиции города. А где же был градостроительный совет при управлении главного архитектора? Проект не был вынесен на обсуждение, решение было принято в административном порядке.

Местные органы архитектуры и члены градостроительного совета долго и упорно работали с иногородними проектировщиками над размещением другого объекта — автовокзала на привокзальной площади. В результате было найдено решение, оптимальное в градостроительном, функциональном и транспортном отношении. Узел очень сложный. Можно себе представить, что могло бы получиться, если бы первое предложение иногородних проектировщиков было принято без всяких обсуждений, в административном порядке.

Город создается постепенным накоплением архитектурных форм, созданных в разное время. В этом его культурная ценность. Здания — это корни и традиции народа. Это культурный капитал, утрата которого невосполнима.

Ю. ТАРАБРИН, архитектор, член правления Союза архитекторов РСФСР.

 

Брянский рабочий. – 1984. – 22 ноя. (№268)