q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

МАЛЕНЬКИЙ ФЕЛЬЕТОН

Злополучная гимназия.

По инициативе лесничего Гайковского в 1907 году начались хлопоты об открытии частной мужской гимназии, так как нужда в среднеучебном заведении чувствовалась давно.

В состав депутации для хлопот о разрешении вошли Гайковский, о. Влад<имир> Попов и князь Тенишев.

Средство на первоначальное обзаведение и содержание гимназии достали потеем подписки среди сочувствующих этому благому делу.

Собрали около 5000, получили разрешение и гимназия открылась.

Во главе стоял учредительный совет, состоящий из Гайковского, о. Вл<адимира> Попова, нотар<иуса> Попова, Тенишева, Фогла, Яковицкого, Онисимова и двух Мацкевичей – лесничего и аптекаря.

Со смертью Гайковского и уходом в Государственную Думу Тенишева остались во главе Вл<адимир> Попов, нот<ариус> Попов, Фогл, Яковицкий и два Мацкевича, которых московский учебный округ признал почему-то собственниками гимназии, когда они были только выборными членами попечительного совета.

Из этих «собственников» Фогл и Яковицкий не вложили в дело гимназии ни гроша и были приглашены, как представители педагогического мира. Фогл отказался от дела, а Яковицкий после устранения Девалковского выбран был временно заведующим гимназией. О. Вл<адимир> Попов по приказанию начальства должен был уйти от всякого участия в делах гимназии, нотариус Попов, как казначей гимназии, видя безалаберность ведения денежных дел, сдал часть денег в депозит суда, а часть на руки новому заведующему Яковицкому. Лесничий Мацкевич, ошибкою попавший в попеч<ительный> совет – по протекции Гайковского тоже вышел из состава «собственников гимназии». Остались в комиссии учредителей два юрких господина: теперешний городской врач и аптекарь Мацкевич, в общей сложности вложивших в благое дело 35 рублей, которые и оказались собственниками гимназии – учреждением с бюджетом свыше 25 тыс. руб. Каких только метаморфоз не бывает у нас и это на первых порах как-то никого не удивило и, чтобы не портить начатого дела, помирились, что есть, хоть 35-ти рублевые да хозяева.

На общем собрании как водится выбрали комиссии: одну для выработки устава, другую ревизионную.

Выбрали и ждем.

Будет устав, гимназия процветет и чады наши преисполнятся премудрости порукой в том медицина.

Проходит месяц, два, ничего не слышно.

Встречаешь знакомого обывателя:

— Как гимназия? Как устав?

— Не знаю. Сами избранные члены комиссии в неведении.

— Но комиссия собиралась?

— Собиралась раза три. Больше нельзя.

— Что же дальше?

— Что пропишут.

Но до сих пор никаких рецептов. Ничего не прописывают. От составленного же устава при покойном Гайковском осталось одно воспоминание о генеральских штанах для учредителей и только.

Между тем прошел слух об открытии казенной гимназии.

Часть родителей преисполнилась надеждою, часть повесила нос.

Умудренные опытом знают, что без начальства ничего не выйдет.

Открыли частную гимназию, а получилось заведение и никак не сможешь разобрать лечебное, благотворительное или другое какое, только не учебное, потому что стало заметно, что с малышами творится неладное.

Ученики стали приходить то очень рано, то очень поздно. Уроков или ничего не задано, или очень много и больше по одному, двум предметам.

Спросишь, ничего не знает и что знал при поступлении забыл.

Из расспросов узнаешь понемножку о картине учебного дела.

— Задано по географии?

— Учитель болен. Он у нас часто болеет и на уроках редко бывает.

— А по арифметике учитель объясняет?

— Да, иногда, — более любит газету почитать или книжку, а мы кораблики рисуем.

— Что, пришел поздно?

— Без обеда оставили.

— Ты же знал?

— Знал.

— Тебя спрашивали?

— Нет.

— За что же оставили?

— А весь класс оставили, потому что Иванов ничего не знал. Варвара Михайловна так и сказала: «Пока Иванов не будет знать уроки, весь класс будет без обеда».

Вот так педагогия!

Припоминается время при крепостном праве, когда за шалости барчука пороли дворовых мальчишек. Но то было время, и когда!

Между тем эта архаическая педагогика оказывается одной из лучших учительниц. Хоть спасительным страхом, но заставляет мальчишек заниматься.

Как такие педагогические приемы отзываются на нервной системе учеников – другой вопрос. Вот тут бы и пригодились медицинские познания «собственника».

Классным наставником оказывается учитель рисования и чистописания, а какие педагогические приемы у сего питомца рисовальной школы – доказательства лежат под сукном у заведующего гимназии в виде заявлений родителей.

Заведующий в гимназии бывает даже два раза на день: когда сторожа начинают убирать комнаты, мести полы и проч. В другое время не может потому, что занят в двух учебных заведениях, да частными уроками. Мужская гимназия ему на затычку, но затычка-то дорогая: три тысячи рублей в год.

Но как бы там ни было, люди ведь стоят во главе дела и имеют сношение с начальством. Исходя из этого соображения учредители и составили к ним послание, в котором почтительнейше просили разъяснить в каком положении дело и ответить на три вопроса: 1) Выработан ли устав гимназии, 2) бывает ли ревизия и 3) какое положение займет частная гимназия по отношению к казенной.

Послание было направлено в педагогический совет и через два месяца получается удивительный ответ комиссии учредителей Онисимова, Мацкевича и Яковицкого.

Из ответа гимназия существует с   1 сентября  1907 года на основании законов Российской империи, т. XI, часть 1-я изд. 1893 г. ст. 3712 и 3741 и общих правил о частных учебных заведений.

Комиссия по выработке устава собиралась четыре раза… но в виду того, что некоторые члены комиссии не представили уставов частных гимназий, заседания прекратились. Ревизионная комиссия не существует; в правилах о частных гимназиях она не предусмотрена и об открытии казенной гимназии ничего неизвестно, но… комиссия принимает меры к существованию частной гимназии. Но к этому не добавлено: пока это в интересах наших собственных. А следовало бы добавить. По всему видно, что интерес пропадет, как только наступит возможность получить полные права собственников. Нужно приблизительно год-два пройдут и гимназия может окончательно утвердится за «собственниками». Действительные же хозяева учреждения быть может такого исхода и не предвидят, но он возможет.

Вообще, комиссия учредителей, а с нею и заведующий гимназией, своим ответом отрекомендовал с наилучшей стороны.

Этот ответ учредителей и родителей разумеется не мог удовлетворить и они ответили на него открытым письмом к «собственникам»*), которое заканчивается требованием немедленного созыва общего собрания учредителей и родителей для решения вопросов, поступленных и рассмотренных год тому назад на общем собрании, но на это законное требование учредителей «собственники» отвечают спасительным молчанием.

Год прошел и начинай сначала. Это какая-то сказка про белого бычка. Прямо жуть берет от всей этой истории.

Неужели ничего не можем делать, ни на что нет ни энергии, ни инициативы. Ни на что хорошее не способны мы, кислые, безвольные люди!

Здесь вопрос близкий, родной, касающийся самого дорогого для всех дела обучения и воспитания родных детей, нашего подрастающего поколения и что же наблюдаем? Заинтересованы и причастны к делу люди интеллигентные, а какое отношение.

Один из родителей.

МЕСТНАЯ ХРОНИКА.

К экскурсии техников.

От группы отправившихся в Крым экскурсантов – воспитанников местного технического училища нами получено следующее письмо, помеченное  10 июня : «Благополучно доехав, мы теперь в Севастополе. Как после долгого плавания моряк вскрикивает «земля!», так и ученики, увидев море, не закричали, а завопили: «море видно». Начиная от Бахчисарая по обеим сторонам дороги расстилаются чудные виды на окрестности. Поезд идет, извиваясь между гор. В некоторых местах есть туннели, которые тоже производят на учеников впечатление. В Севастополе мы расположились в техническом училище. В первый же день мы, не теряя времени, отправились на осмотр достопримечательностей. На первый день наш маршрут был следующий: Аквариум, Корабельная слободка, Малахов курган, по Екатерининской улице на 4-й бастион (исторический бульвар), панорама «Оборона Севастополя», по Большой Морской и Нахимовскому проспекту на Приморский бульвар. Краса Малахова кургана – памятник Корнилову. На кургане выложен крест из ядер на месте, где был убит Корнилов; недалеко от креста находится плита с надписью на месте, где ранен был Нахимов, впереди кургана два памятника Камчатскому льонету и смерти Истомина. Здесь же находится башня, которая последняя сдалась неприятелю. Отсюда очень хороший вид на окрестности. На 4-ом бастионе находится панорама «Оборона Севастополя». На наше несчастье картина оборону находится в Петербурге, но тем не менее, мы смотрели очень интересную картину «Взятие аула Ахутчо». Картина имеет 54 саж. длины и 7 саж. высоты, рисована она 19 лет художником Рубо. Импонирующее впечатление производит недавно сооруженный памятник Тотлебену. В конце бастиона находится оставленный с тех времен бруствер с 11-ю пушками; по всему бастиону стоят столбики с надписью какая батарея находилась в данном месте. Не доходя панорамы, останавливает на себя внимание гранитный крест с надписью: «Язоковский редут 1854-55», с перечислением частей войск, защищавших его. Возле Приморского бульвара находится памятник Нахимову, графская пристань и домик, где жила  5 Екатерина 1-я .

 

Агрономическая помощь.

В настоящее время Главным управлением землеустройства и земледелия откомандирован в Брянский уезд инструктор по сельскохозяйственной части, на обязанности которого, между прочим, лежит подача советов и указаний местным землевладельцам и сельским обществам в деле улучшения способов ведения сельского хозяйства.

Такого рода советы даются инструктором как в дни пребывания его в г. Брянске – по средам и землеустроительной комиссии, по пятницам при земской управе, так и во время разъездов его по уезду.

В случаях желания воспользоваться советами инструктора на месте, владельцы могут уведомлять об этом чрез управу г. инструктора, дабы последний при поездке в уезд мог заблаговременно составить соответствующий маршрут.

 

К съезду пожарных.

На последнем собрании брянского вольно-пожарного общества был поднят вопрос о представительства на имеющемся состояться в Риге съезде деятелей пожарных обществ. Собрание склонялось к тому, что при отсутствии необходимых средств даже на более острые нужды общества мечтать о посылке делегата не приходится, но кто-то при этом предложил дать полномочия для присутствия на съезде, едущему по своим делам в Ригу, зубному врачу Войтинскому. Последний вопрос встретил серьезную поддержку со стороны членов дружины. Однако, посмотревшим на это с точки зрения интересов пожарного дела, удалось убедить дружинников, что давать полномочия «кстати» едущим и нечего общего не имеющим с пожарным делом было бы средством далеко не оправдывающим цели.

 

Телефонные безобразия.

Нам передают, что последнее время часто осведомляющиеся о чем-либо по телефону с товарной станцией Брянск М<осковско>-К<иево>-В<оронежской> жел<езной> дороги, получают в ответ ругательные фразы. Это «занятие» практиковалось недавно и в Москве, но там, к удовольствию населения, телефонные «спортсмены» были обнаружены и понесли должное возмездие.

 

Кража.

Из номер гостиницы «Москва», занимаемого Н. О. Корольковым, во время отсутствия последнего из комода, посредством подобранного ключа, неизвестно кем похищен завязанный мешочек, в котором находилось 100 рублей денег.

 

Подкинутый младенец.

К дому священника Семова по Петровской горе неизвестным лицом подкинут младенец мужского пола.

 

Награждаются нагрудными золотыми медалями на Анненской ленте: учительница дятьковской церковно-приходской школы Анна Семова и учитель старской ц<ерковно>-п<риходской> школы Брянского у<езда> Василий Булышев.

*

Поправка. В №5 в статье «В обществе Брянских евреев» помещено, что когда потребовали у присутствующих предъявления прав на жительство, было уже 12 часов ночи, между тем, вполне заслуживающие доверия очевидцы передают нам, что для представления прав на жительство был дан срок два часа и что к 12-ти часам процедура выборов уже закончилась.

Соглашаясь даже с первым, мы все же находим и срок, два часа, недостаточным, так как у избирателей, дети которых учатся, например, в гимназии, прав на жительство на руках не находилось, а последние были у гимназического начальства, взять откуда их было невозможно уже потому, что было поздно.

ПО ПРОВИНЦИИ.

Нужда в обороте. Отсутствие в Карачеве товарищества мелкого кредита, городского ломбарда и даже частной ссудной кассы или чего-либо в этом роде слишком тяжело отзывается на среднем и беднейшем населении города.

Возьмем хотя чиновника средней руки, случится к него что-либо в средине месяца из ряда выходящее, на что нужно 20-25 руб. – где взять? Волей-неволей нужно идти к ростовщику и платить 12% в месяц. А мелкий торговый класс, приказчики, мастеровые?..

Случатся похороны, крестины, болезнь кого-либо из членов семьи, случаи, вызывающие лишние и нетерпящие отлагательства расходы, и продавай нужную вещь за бесценок, не лучше и нести ее к кому-либо, под шумок раздающему деньжонки, ибо к тому времени, когда соберешься вещь выкупить, за нее благодаря % придется платить больше, чем она стоит. И пропала вещь за ничто. Право, об этом городским деятелям следует серьезно подумать, открытие какого-либо из упомянутых учреждений было бы очень симпатичным делом, и тысячи лиц им сказали бы большое спасибо.

 

ОТ НАШИХ КОРРЕСПОНДЕНТОВ.

С. Бытошь. Богатый помещик Мельников каждый год приезжает на дачу в свое родовое имение в село Бытошь Брянского уезда, находящееся от ст. Жуковки Р<иго>-О<рловской> ж<елезной> д<ороги> в 45 верстах. В этом году для удобства сообщения со станцией, он привез с собой из Москвы автомобиль, на котором и путешествует по большаку Жуковка-Немеричи. По этой дороге на участке Жуковка-Фошня почти целый день тянутся крестьянские обозы, везущие лесной материал на склады при станции и встреча какого-нибудь крестьянина с «проклятой машиной» частенько дорого ему обходится, так как лошади никогда не видевшие автомобили, бросаются в стороны и ломают последние пожитки крестьянина – телегу или дроги. Страдают от забавы г. Мельникова не одни крестьяне, пострадало и Жуковское почтовое отделение в лице почтальона Власа Кочергина, развозящего почту между Жуковкой и Фошней. При встрече с автомобилем лошади Кочергина бросились в сторону, разбили тележку и рассыпали письма. Кочергин хочет жаловаться властям и искать убытки за поломанную тележку. Несмотря на просьбы крестьян останавливаться или ехать тише при встрече, Мельников не обращает никакого внимания и, как бы на зло, даже в деревнях развивает сильный ход, благодаря чему раздавлен крестьянский мальчик 7 лет в дер. Ивановичах Бытошевской волости. Чтобы затереть это дело, Мельников предлагал отцу несколько сот рублей, но крестьянин не пошел на эту удочку и хочет возбудить против него судебное дело. Может быть, это немного укротит нашего автомобилиста и власти обратят должное внимание и избавят население от «проклятой машины».

 

РАЗНЫЕ ИЗВЕСТИЯ.

Последний акт кошмарного дела.

 11 июня  в заседании главного военного суда слушалось в кассационном порядке, так называемая, вторая часть кошмарного дела об убийстве в августе 1907 года семьи Быховского в мест<ечке> Почеп Черниговской губ<ернии>. Как известно, по этому делу был казнен Глускер, а затем по заявлению некой Караваевой возникло новое дело по поводу этого же убийства, причем устанавливалось, что казненный Глускер и другой обвиненный, сосланный в каторгу, не виновны в убийстве семьи Быховского.

На скамье подсудимых в качестве фактических убийц семьи Быховского очутились лишенные прав Панков, Сидорцев и кр<естьянин> Муравьев, причем последние даже и сознались во всем. Помимо того привлечены были еще по этому делу в качестве обвиняемых сожительницы убийц Рубенко и Антонович по обвинению в недонесении в то время, когда они знали о готовящемся нападении на дом Быховского. Третья сожительница – Караваева, благодаря которой и обнаружены были истинные виновники преступления, объявлялась в том, что узнав уже post factum об убийстве семьи Быховского, она не донесла об этом.

Суд фактических убийц – Панкова, Сидорцова и Муравьева – приговорил к смертной казни, Рубенко и Антонович к каторге на 15 лет каждую, а Караваеву к 2 годам крепости.

На этот приговор осужденными принесена была кассационная жалоба, которая гл<авным> военным судом и оставлена  11-го  июня  без уважения. В деле имеется еще сообщение о том, что на следующий день по объявлении приговора в окончательной форме и после того, как кассационная жалоба была подписана всеми осужденными, приговоренные к смертной казни Сидорцов и Муравьев найдены были в тюрьме, в своей камере, задушенными.

ОБЪЯВЛЕНИЯ

Подписка на газету "Брянский листок" 2 год издания. Редакция и контора - Брянск, Московская улица, дом Юдина
Новая книга "Около жизни" Н. Ларикова
Помощник присяжного поверенного С. А. Шаховцев. Старособорная улица, дом полковника Афанасьева. Брянск
Желаю переуступить участок земли.
Кто желает выгодно купить в Брянске дом - Объявление из газеты "Брянский листок" №2 за 1910 г.
Рекламное объявление из газеты "Брянский листок"
Рекламное объявление из газеты "Брянский листок"
Продается дом двухэтажный протоиерея Владимира Попова Брянск
Трехгорное пиво - Реклама Брянск
Слушательница университета дает уроки. Брянск. Реклама
Открыта новая фотография в Брянске Отто Сиун, Рождественская гора, дом Ворохова
Продаются два дома на станции Брянск Московско-киево-воронежской железной дороги
Рекламное объявление: Даю уроки скрипки и виолончели И. С. Гуревич. Брянск. Авиловская улица дом Зайдман
Рекламное объявление из газеты "Брянский листок"
Брянский листок. – 1910. – 28 июн. (15 июн.) (№6)