q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

ЗАСЕДАНИЕ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ.

14 июня (27 июня по новому стилю – БВ) состоялось экстренное заседание городской думы, созванное главным образом, для разрешения вопроса о постройке солдатских казарм. На эту надобность, как нами уже сообщалось, городу переведено 80 тыс. рублей, каковые должны быть погашены в течение 12-ти лет.

Экстренному заседанию думы городской голова представил доклад о постройке деревянных солдатских казарм, как более дешевых. Причем по доложенной городским головой смете стоимость каждого бревна, в девять аршин, оценивалась в 1 р. 35 коп. на самом же деле, как заявили на заседании вполне компетентные в этом отношении лица, подобных цен давно не существует. В настоящее время каждое такое бревно стоит минимум 1 р. 65-75 коп., так что, принимая во внимание действительную стоимость строительного леса, постройка деревянная нисколько не обойдется дешевле каменной; по смете же представленной городским головой деревянная постройка одних конюшен обошлась бы действительно дешевле каменной на 1700 руб.

Гласный А. П. Комарев предлагает собранию приобрести для войсковых конюшен место с постройками быв<шей> канатной фабрики Новикова, но по более детальному обсуждению этого предложения нашли упомянутые постройки не пригодными для предполагаемых целей. Член управы Семенов пытается доказать, что с постройками сараев и конюшен нужно поторопиться – главным образом, в виду того, что с июля в лагери прибудет артиллерия, которая с осени поселиться уже в городе и будет нуждаться в помещениях для пушек, повозок и лошадей, что поместить где-либо в частных квартирах невозможно. Городской же голова видит необходимость только в сараях для артиллерийского инвентаря, а «лошади подождут». Но тут явился вопрос: на долю кого же, собственно, выпадает миссия перетаскивать за лошадей все необходимые снаряжения?

Дума, в конце концов, пришла к выводу о необходимости построить к осени сараи и конюшни и, конечно, каменные. Причем решено, первоначально, в виде пробы, сделать постройку сарая или конюшни из бетона, по примеру построек, практикующихся на мальцевских заводах. В случае такая постройка окажется подходящей, то и солдатские казармы также можно будет построить бетонные. Подобная постройка тем отличается от кирпичной, что обойдется дешевле на 20-30 процентов и можно, без всякого риска для здоровья, поселяться в ней прямо по сооружении.

Для избрания места под постройку означенных зданий думой избрана специальная комиссия из 10-ти гласных, в которую вошли: Саевский, Климов, Воейков, Смирнов, Комаров, А. Лебедев, Горбунов, Морозов, Добычин и Тюрин К. Комиссии, кроме того, поручено думой произвести торги на постройку предположенных зданий; причем довольно обстоятельные сведения, при обсуждении вопроса о сдаче подряда на постройку дал гл<асный> Морозов, в заключении предположивший оповестить о торгах население заранее, путем объявлений от гор<одской> управы.

По избрании комиссии, членам управы пришлось выслушать довольно «нескромное» предложение гл<асного> Воейкова, пожелавшего, ни больше ни меньше, как… предоставления избранной комиссии права наблюдать за точным назначением строительного капитала, т. е. чтобы выданные правительством на постройку казарм 80 тыс. руб., ни на какие другие надобности управой или городским головой не растрачивались, кроме, как на самую постройку зданий, для войсковых частей. Против этого предложения выступил даже А. Комарев, заявивший, что он как член комиссии отказался бы от подобной миссии следить; члены управы – говорит гл<асный> Комарев – «не маленькие дети» и понимают, как нужно распорядиться деньгами, но все же предлагает сделать постановление, предложить управе, чтобы капитал, предназначенный на постройку казарм, был употребляем только на эту надобность. Но как первое, так и второе предложения пролетают мимо слуховых органов председательствующего гор<одского> головы и пропадают в общем, на этот раз, шумном разговоре части гласных. Однако, перед закрытием заседания, гл<асный> Комарев опять, в довольно вежливой форме, напоминает гор<одскому> голове о своем предложении, которое ставится на голосование и принимается единогласно. Предложение же гл<асного> Воейкова так и потонуло, не подвергшись баллотировке, хотя было первым. По утверждении аренды 53-х участков городских лугов в количестве 557 дес. 1649 кв. саж. под скошение травы в лето этого года, экстренное заседание думы было объявлено закрытым.

Частным образом был затронут вопрос о массе неразрешенных вопросов, систематически переносящихся с повестки на повестку, по случаю несостоявшихся предыдущих очередных заседаний думы за отсутствием законного состава гласных. Было выражено дружно пожелание собраться сегодня,  17 июня  на очередное заседание думы и покончить с главными вопросами, в числе которых есть доклад ревизионной комиссии по обревизованию дел городской управы за целых четыре (1905-1908) года.

В заключение нельзя не сказать несколько слов по поводу условий, в которых может оказаться город, взявшись за сооружение солдатских казарм.

Чтобы погасить правительственную ссуду 80 тыс. руб. в течение 12-ти лет, городу в ежегодную смету нужно будет вносить до 7000 руб., да еще к ним пять процентов годовых, которые тоже составят 4000 руб. А всего, таким образом, за погашение 80 тыс. руб. в городскую смету придется вносить 11000 руб. каждый год. Возможный же доход от устраиваемых помещений определяется в максимальной сумме – 7000 руб. в год. Так что, несмотря на хроническую пустоту городской кассы, «отцы города», взявшись за постройку солдатских казарм, обязывают себя изыскивать ежегодно новых 4 тысячи для того, чтобы аккуратно погашать правительственную ссуду. Но откуда? Ясно, что выудить этой суммы неоткуда. И потому можно заранее предвидеть, что аккуратно погашать 80 тыс. город будет не в состоянии и, ограничиваясь уплатой процентов еще и за невнесенную в данном году сумму, будет залезать во все большую кабалу, вылезть из которой едва ли удастся и ближайшим потомкам.

Прошлый состав гласных думы довольно своевременно был озабочен устройством хотя бы для одного полка войск городских казарм, о чем было подано соответствующее ходатайство, но о результатах его, ни старой думе, ни теперь тоже уже оканчивающей свой срок полномочий – ничего управа не сообщила. А между тем факт своевременности постройки и выгоды таких казарм налицо: существующая городская казарма для одного батальона дает городу чистого дохода 4000 руб. в год.

Характерно, что городской голова нашел впоследствии более выгодным возбудить ходатайство о разрешении городскому управлению заключить долгосрочные договоры с казармовладельцами Баженовым и Могилевцевым на наем казарменных и штатных помещений для расквартированных в городе Каширского и Дорогобужского полков и батальона Невского полка, на что военное министерство ответило, что оно ничего не имеет против удовлетворения этого ходатайства, и что разрешение последует по получении министерством доклада комиссии, назначенной для осмотра помещений войсковых частей в Брянске. – Так по крайней мере сообщил городской думе г. Сафонов на экстренном заседании  14 апреля  1910 года. Спрашивается, когда же явится возможность городу обзавестись собственными казармами, если действительно будут заключены договоры с казармовладельцами на долгий срок?

В том же заседании  14-го апреля  г. Сафонов доложил думе, что 6974 рубля, удержанные губернским распорядительным комитетом из квартирных окладов на Дорогобужский полк за 1906-1907 года, главное интендантское управление обещало отпустить городской управе по открытии испрашиваемого кредита. Но увы! До сих пор о них ничего не слышно. Что сними – угадает Эдип.

М—к.

МЕСТНАЯ ХРОНИКА.

Сбор с грузов.

Много времени тому назад городом было возбуждено ходатайство об установлении сбора с грузов привозимых в Брянск и вывозимых по железным дорогам. На одном из заседаний думы городской голова сообщил гласным, что в министерстве внутренних дел сообщили ему, что вследствие Высочайше утвержденного  2 марта  текущего года закона о главных основаниях и порядке установления этого сбора в пользу городов, означенное ходатайство необходимо пересмотреть вновь и согласовать с требованиями указанного закона. Между прочим, городской голова обещал дорожить об этом думе особо. Пока, кажется, такого доклада в думу не поступало.

 

Комиссия по постройке казарм.

Избранная в экстренном заседании думы  14 июня  комиссия по постройке солдатских казарм, на другой же день произвела осмотр места с постройками быв<шей> канатной фабрики Новикова, какое гл<асный> А. Комарев предлагал думе приобрести в собственность города для надобности войсковых частей. Комиссией было осмотрено место у «Красной станции», где предполагается построить солдатские казармы. О результатах осмотра комиссией будет представлен доклад в городскую думу.

 

Он не торопится.

В заседании думы  14  июня  было выражено дружное пожелание гласных собраться на очередное заседание думы долженствующего состояться сегодня, дабы новой думе не оставить наследство в виде нерассмотренных докладов, но, как видно, с этим пожеланием городской голова считаться не думает, так как вчера, по крайней мере еще никому из гласных повесток вручено не было.

 

Опасная улица.

По улице «Верхние Лубянки», находящейся недалеко от центра, в летнее время, в особенности в праздничные дни, обыватели лишены всякой возможности свободной пройти без риска не быть затронутыми хулиганствующими доростками. Последние разгуливают по улице с гармониками и песнями довольно отчаянного содержания. Производят поломку заборов домовладельцев и даже церковных, напр. Спасопреображенской церкви и каменной ограды Петропавловского монастыря и проч. некоторые домовладельцы «лубянок» знают этих громил, но жаловаться администрации не решаются из боязни, навлечь гнев необузданных гуляк. Ночного сторожа в этой улице нет, да пожалуй он тут и не поможет, так как безобразия происходят даже среди белого дня.

 

К выборам в городскую думу.

Никаких протестов со стороны избирателей, по поводу произведенных выборов гласных городской думы до сих пор в управу не поступило. О неправильности выборов поступило лишь особое мнение В. И. Воейкова, которое препровождено г. Орловскому губернатору.

 

Грабёж.

 13 июня  в 12 ч. ночи на проходившего близ Галерного сарая по Московской ул<ице> кр<естьянина> Мосальского уезда Никиту Андреева Сенина напал неизвестный человек, который силой вытащил у него последних 4 руб. Грабитель задержан полицией.

 

Кражи.

 14 июня  у кр<естьянки> Екатерины Ларионовой Бодуновой из отпертой квартиры похищено несколько вещей из дамской одежды.

 15 июня  у мещ<анина> Ивана Григорьева Новикова, жив<ущего> в Ямской слоб<оде> похищено неизвестно кем 6 сосновых шелевок.

 

Благотворительный спектакль.

В воскресенье  13-го июня  в помещении бывшей земской школы при станции Брянск М<осковско>-К<иево>-В<оронежской> ж<елезной> д<ороги> кружком любителей драматического искусства был дан спектакль. Сбор со спектакля поступил в распоряжение церковно-приходского совета Серафимовской церкви. Шли: небезызвестная комедия-шутка И. И. Мясницкого «Маленькая война» и водевиль Янченко «Опять война». В сценическом отношении спектакль прошел удачно и исполнители имели успех, — этому успеху в значительной степени  способствовал опытный режиссер-любитель М. Н. Вельсовский, под руководством которого проходили все репетиции. Из исполнителей особенно выделялись г-жа Галлинг, которая обратила большое внимание публики. Хорош был и студент Попов. Г. Августинович очень хорошо в своей игре изобразил немца-меланхолика. Что же касается г-на Истомина (купец Сеновалов), то он был неподражаем. Недурны были и г-н Райский, г-жа Вахнова, г-жа Гонести и г-жа Пашенковская. Остальные поддерживали ансамбль.

 

К добрым людям.

Оставшись по случаю болезни без ангажемента и без всяких средств я испытываю крайнюю нужду, дойдя почти до полной нищеты. Приходится буквально голодать.

Доведенный до крайности и не имея другого выхода, я вынужден прибегнуть к посторонней помощи. Убедительно прошу помочь мне на проезд до Харькова и тем спасти от горестного бедствия и голода.

Артист Polikarpoff-Sauin.

P.S. Помощь может быть направления в редакцию «Брянского листка», где нуждающимся артистом оставлен адрес.

ОТВЕТ Д<ОКТО>РУ МИХАЙЛОВУ

В статье о родильном приюте (№1 «Б<рянского> Л<истка>») мы отметили отсутствие делегата брянского общества врачей на открытии городского родильного приюта, объяснив это отсутствие «не разрешенным по сие время недоразумением между строителями приюта и обществом врачей».

На эту заметку председатель общества врачей г. Михайлов поместил письмо в №3 «Б<рянского> Л<истка>», в котором признал высказанное нами предположение «неправильно освещающим отношения брянского общества врачей к вновь открытому родильному приюту».

Не обмолвившись ни единым словом о причине «безмотивного» отсутствия, г. Михайлов говорит о причине, благодаря которой о<бщест>во врачей «не сочло возможным принять участие в ведении дела в родильном доме, то есть «единственно потому – говорит г. Михайлов, — что по составленному жертвователями уставу общество лишено было самостоятельности в заведывании медицинской частью; при этих условиях общество не могло взять на себя ответственности за правильное ведение дела».

Мы не знакомы с содержанием устава, а г. Михайлов, к сожалению, не привел текста того §, который лишает о<бщест>во врачей самостоятельности, а потому приведенное «освещение» г. Михайлова ничего нам не освещает, не доказывает и о<бщест>во врачей за их блистательное отсутствие не оправдывает.

Больше того, мы сомневаемся в существовании § устава, лишающего самостоятельности о<бщест>ва врачей в медицинской части.

Приведенные слова г. Михайлова и ссылка его на несуществующий § устава служат лучшим доказательством правильности высказанного нами предположения в том, что отсутствие делегата объясняется именно «неразрешенным по сие время недоразумением». А беспочвенное «недоразумение» не оправдывает о<бщест>во врачей и за увольнение его от дела, при условии, конечно, если врачи желали вести дело.

Излишне говорить г. Михайлову, что о<бщест>во врачей «никаких претензий на передачу в собственность самого здания не заявляло», никто и не говорит об этом. Мы сказали, что в случае закрытия о<бщест>ва врачей «приют может перейти в казенную собственность и может даже принять другое назначение», что не одно и тоже, тем более, что здание пожертвовано городу для единственной цели – для родильного приюта, для обслуживания нужд граждан г. Брянска и близлежащего населения, а не для превратностей судьбы по усмотрению медицинского департамента.

Мы охотно приветствуем слова г. Михайлова, что «о<бщест>во врачей не заявляло претензий на заведывание хозяйственной частью нового приюта»: такая часть отвлекла бы врачей от их прямого дела – медицинской части, к тому же «госпожа экономия», история хозяйственной части в принадлежащем о<бщест>ву врачей родильном доме стояли далеко не на высоте своего назначения.

Мы оставляем в стороне слова г. Михайлова, что «передача медицинской части в ведение общества могла лишь гарантировать наилучшую постановку дела», хотя этим заявлением председатель общества перешагнул общие правила скромности, забыв пословицу о «ржаной каше», тем более, слова автора письма не отвечают действительности, что теперь мы живем не годами, а днями и не только о<бщест>во врачей, но и сам председатель о<бщест>ва не уверены в завтрашнем дне, но мы никак не можем понять заявление г. Михайлова, почему общество врачей не могло взять на себя ответственности «за правильное ведение дела» в медицинской части.

Будет ли это городской или частный родильный приют, будет ли это городская, заводская или частная больница или, наконец, просто вольно-практикующийся врач, но всегда, по нашему мнению, должны быть в ответе врачи и коллегиально и частно за правильное ведение дела, за правильный диагноз, за всякую операцию и пр. Этими словами мы желаем сказать, что тот или другой ярлык учреждения, те или другие правила устава отнюдь не могут иметь значения на медицинскую часть врача, на ход лечения, способ операции и проч., и что врач или врачи всегда должны быть ответственны, по крайней мере, морально за неправильный ход и исход лечения, за неправильную постановку медицинской части и в этом случае сваливать вину на учреждение или устав это тоже, что «кивание на Петра».

Для иллюстрации возьмем в пример больницу Брянского завода, которая находится в непосредственном заведывании старшего врача г. Михайлова, всецело ведающего там не только медицинской, но и хозяйственной частью больницы. Денег расходуется сколько влезет. А между тем, недавно там имел место такой случай: из Брянска приезжает больной в больницу г. Михайлова, где и совершена больному операция. Через несколько дней больного выпускают из больницы и по возвращении  в Брянск у него швы разрываются, открывается рана, в результате получилось сильное кровотечение и оказалось загноение раны. Спрашивается, при чем тут администрации завода, правила или устав больницы, вообще – при чем тут учреждения и учредители, которые не управляют ножом оператора, не руководят накладыванием шва, сшивающей иглой, не наблюдают за течением болезни, не имеют отношения к выписыванию больного из больницы.

Несомненно, никакое учреждение, никакой устав не могут влиять ни отрицательно, ни положительно на самодеятельность и инициативу врача в медицинской части.

До письма г. Михайлова мы объяснили отсутствие кого-либо от о<бщест>ва врачей на открытии городского родильного приюта простым недоразумением, а теперь мы видим, что отсутствие было преднамеренное, отсутствовали демонстративно, в силу личных счетов, чему не должно быть места в таком важном общественном деле, как родильный приют, которому не мало потрудились и г. Михайлова и г. Онисимов, о чем беспристрастно, во имя справедливости, мы так горячо отметили в заметке о родильном приюте.

Теперь, с появлением письма г. Михайлова с «правильным» освещением лица компетентного и близко стоящего к истории недоразумений по родильному приюту, мы невольно приходим к единственному выводу, что о<бщест>во врачей очевидно уклонилось от ведения дела в городском родильном приюте не в силу того или другого устава, не в силу лишения его самостоятельности, не в силу преследования высших интересов в деле, а по одному из присущих многим из нас положению «нашему нраву не препятствуй».

Редакция.

К ПОРЯДКАМ В МУЖСКОЙ ГИМНАЗИИ*)

(Письмо в редакцию)

В феврале текущего года мы, учредители и частью родители учеников Брянской частной мужской гимназии, обратились к Педагогическому Совету гимназии с просьбою собрать общее собрание учредителей гимназии для решения некоторых вопросов, касающихся положения и судьбы Брянской гимназии.

Ответ на это прошение был дан комиссией учредителей за подписью Г. Д. Онисимова, В. М. Мацкевича и Э. Р. Яковицкого в половине апреля сего года.

Два месяца – достаточно времени и могли бы служить гарантией ясности и точности ответов на вопросы, предъявленные учредителями и родителями учеников Брянской мужской гимназии. Тем более, что вопросы эти не были праздным любопытством, а назрели в душах родителей, затрагивали их интересы и интересы их детей с самой чувствительной стороны и волновали.

Начинается ответный лист с замечания комиссии учредителей на неточность адреса, по которому направлено было. Нужно было писать в комиссию учредителей, а не в педагогический совет. Извиняемся за такую оплошность, но нельзя же строго винить нас. Со времени общего собрания, бывшего в июле 1909 года и до сих пор ни в чем не замечена была деятельность комиссии учредителей, так что могло возникнуть естественное сомнение в ее существовании. Педагогический же совет, хотя в очень разреженном состоянии, имеется, так как преподавание в гимназии ведется. Потому в совет и адресовали.

Первый вопрос был: выработан ли устав гимназии, для чего была выбрана комиссия. Ответ: «Комиссия собиралась четыре раза…, но в виду того, что некоторые члены не представили уставов частных гимназий, заседания прекратились».

При чем тут некоторые члены, не представившие устава частных гимназий, неизвестно. Ясно только, устав не выработан потому, что, как на том же прошении заявлено было некоторыми, члены комиссии по выработке устава не собирались по вине председателя комиссии  или временно заведующего гимназией, которые, по-видимому, считали излишней роскошью выработку особого устава. Зачем устав? Гимназия и так существует с  1 сентября  1907 г. на основании свода законов Рос<сиской> Империи т. XI ч. 1 изд. 1893 г. и т. д., о чем и повестило нас в первом пункте комиссия учредителей. Никто и на минуту не может усомниться, чтобы в Российской Империи что-нибудь могло существовать без законов и частных и общих правил, предусмотренных в томах и сводах законов, тем более такое учреждение, как учебное заведение.

Устав для нашей гимназии нужен потому, что она имеет некоторые отличия от обыкновенных частных. Здесь хозяевами не одно лицо, а общество учредителей, внесших свою лепту для основания гимназии, на средства которых она открылась и стала существовать.

Соответственно, с этим отличие может быть пришлось бы изменить некоторые §§ уже выработанных и утвержденных уставов. Скоро три года, как открылась Брянская гимназия, а устава нет, и она стоит как бы в воздухе. – Нет хозяина. Ведь и комиссия учредителей и заведующий гимназией, лица временные, до выработки устава, а заведующей гимназией выбран до утверждения постоянного.

Неужели, комиссия учредителей, вам так нравится быть временно? Быть и не быть.

Особенно, если ничего не делать и не нести никаких обязанностей. – Нет, господа! – Нам учредителям такое положение очень и очень не по душе. Не говоря о пропаже вложенных денег, гибнет хорошее, живое дело, гибнут надежды наши, что будет у нас в городе хорошо поставленное учебное заведение, где могли бы учиться наши дети, находясь в своих семьях. В том же заседании, когда была выбрана комиссия для выработки устава, выбрана была и ревизионная комиссия. – Вы отвечаете: «Комиссия не существует потому, что в правилах частных гимназии ревизионная комиссия не предусмотрена». – Может быть в некоторых уставах и не предусмотрена, а у нас выбрана. Позвольте вам напомнить имена членов ревизионной комиссии: капитан Иванов, чиновник Полторакин, чиновник Говоров. – Ревизионная комиссия нам необходимо, потому и выбрана; главным образом для того, чтобы разобраться в той путанице, что заварилась в гимназии с самого начала. – Часть денег бывшим казначеем Поповым сдана в депозит суда, часть на руках у заведующего. – Сколько же у нас денег, какие ресурсы гимназии, нам неизвестно. – Вы отвечаете: «Каждое 1-е число представляется отчет членам-учредителям, что можно проверить от 7-8 часов вечера в гимназии». Т. е. что проверить? Что отчет представляется, или что написано в отчете? – Может быть отчет и представляется, в чем вы и убедите любопытного, если бы он нашелся, но проверить цифры – это не так легко. – Пришел, подсчитал и готово. – Известно на днях стало, что к празднику Пасхи была уплачена часть некоторых денег учредителям, откуда деньги. Почему выданы, и в каком именно размере.

На общем собрании учредителей было постановление: выдавать учителям жалованье полностью; почему раньше не выдавалось. Если денег не было, то откуда они явились вдруг теперь?

Этот один факт показывает, что в хозяйстве гимназии дела ведутся как-то очень и очень под сурдинкой и по-семейному.

«Об открытии казенной гимназии комиссии учредителей ничего неизвестно».

Да что вы, господа. – С Луны свалились. Об разрешении более полгода в городе всем известно; открытие было заявлено городским головой и в думе, а комиссии не известно. Тем более странно, что председатель комиссии учредителей – гласный думы и по профессии врач, вращаясь среди обывателей, не из одних уст мог слышать эту новость.

Да, именно открытие казенной гимназии и было одним из поводов написать комиссии прошение. Какое положение займет частная гимназия? Будет ли возможность дать закончить образование ученикам последних классов, так как казенная гимназия открывается в размере первых трех классов.

Такой ответ, что не известно об открытии казенной гимназии, плохо подтверждает правдивость голословного заявления, что комиссия принимает меры к существованию частной гимназии. – Как, что, какие меры? В чем они выразились или выражаются.

Мы ожидали от лиц, носящих громкое звание «комиссии учредителей» большей обдуманности в ответах. – Вам ставят вопросы серьезно, ждут ответа ясного и точного. Время идет, нужно озаботиться о судьбах своих детей, куда их определить, где экзамены им сдавать. А вы отвечаете: «на годичном акте будут сообщены подробные сведения». Почему не теперь? Такие легкомысленные ответы могут давать люди, для которых все равно: Есть гимназия, нет ли. «Они составляют комиссию учредителей». – Не известно, в правилах частных гимназий предусмотрено, чтобы члены комиссии что-нибудь делали на пользу гимназии, или, числясь членами, с апломбом только возвещали: «Комиссия принимает меры к существованию гимназии».

По горькой случайности, члены комиссии – учредителей оказались совершенно незаинтересованными в прочном положении гимназии, да и к делу просвещения юношества никакого касательства не имеющие. Что им гимназия? А меры действительно принимаются, только не к укреплению существования гимназии, а к полному ее разложению, к ее закрытию. Нет устава. Нет основания, нет хозяина. Не могут же все время вести хозяйство люди случайные, к делу равнодушные, к тому же бесконтрольные.

Пункт, что ревизионная комиссия в правилах частных гимназий не предусмотрена, очень понравилась членам комиссии.

Но, господа, если бы это было ваше личное дело, то никому никакого дела нет. Ведите, как хотите. – Никакого контроля. Для содержателя частной гимназии, какая ревизия нужна. Но здесь наша комиссия учредителей увлеклась. Из временных, случайных распорядителей она произвела себя в полновластных хозяев и предполагает даже организовать родительский комитет.

Второе условие, чтобы гимназия стояла прочно и развивалась, — необходима возможная солидная постановка учебного и воспитательного дела. – Поинтересовалась ли, когда комиссия учредителей этим делом?

Выбран временно заведующий гимназией Э. Р. Яковицкий. – Человек занятый, состоящий учителем в женской гимназии, техническом училище, имеющий много частных уроков. – Да тут никакой физической возможности нет следить за постановкой учебного дела. Действительно, вся его (неразборчиво – БВ) деятельность сводится к тому, как бы не проскочил в гимназию против правил жид. Надзора за учениками и помещениями никакого.

В 8-м пункте ответа, Вы сообщаете: на основании предписания г. попечителя московского учебного округа от  30  июня  1909 года, делами гимназии должна распоряжаться комиссия учредителей. – Что же воспользовались ли вы этим предписанием? Хлопотали ли о приискании постоянного заведующего гимназией, который имел бы возможность следить за всеми гимназическими делами? Плата за учение берется высокая, и что дается? Какие знания? Может ли это укреплять и развивать дело? Многие уже взяли своих детей, другие возьмут при первом удобном случае; останутся те, которым некуда деваться, те, которыми наполнялась и наполняется до сих пор гимназия: великовозрастными недорослями. – А… комиссия учредителей будет принимать меры к существованию частной гимназии…

А потому, в силу всего вышеизложенного и признавая, что Брянская частная (учредителей и родителей) гимназия не может и не должна существовать без устава, а комиссия, выбранная нами вначале открытия гимназии для выработки и представления такового, до сего времени не позаботилась о своих прямых обязанностях и даже совершенно игнорирует интересы, цель и прочное положение гимназии, — мы, учредители и родители учеников Брянской частной мужской гимназии категорично требуем от комиссии учредителей немедленного созыва общего собрания учредителей и родителей и никаких не далее 2-х недельного срока со дня получения настоящего письма, причем считаем нужным предупредить, что если таковое не будет в этот срок созвано, то мы, кроме огласки настоящего письма в печати, сами предпримем решительные меры к созыву собрания.

О созыве собрания просим известить нас, учредителей и родителей, повестками по почте или под расписку, не позже как за два дня до собрания, с указанием подлежащих обсуждению вопросов, причем от нас, учредителей и родителей, просим внести неотложно:

1) Обсуждение вопроса о Попечительном Совете гимназии и пополнении его состава.

2) Обсуждение вопроса о комиссии по выработке устава и, если потребуется, о ее дополнении и изменении.

3) Обсуждение вопроса о ревизионной комиссии и о изменении дополнения ее состава.

и 4) Обсуждение вопроса о деятельности комиссии учредителей и дополнении или изменении ее состава.

Следует двенадцать подписей.

*) См. №6 «Брянского листка»

ОБЪЯВЛЕНИЯ

Подписка на газету "Брянский листок" 2 год издания. Редакция и контора - Брянск, Московская улица, дом Юдина
Новая книга "Около жизни" Н. Ларикова
Помощник присяжного поверенного С. А. Шаховцев. Старособорная улица, дом полковника Афанасьева. Брянск
Желаю переуступить участок земли.
Кто желает выгодно купить в Брянске дом - Объявление из газеты "Брянский листок" №2 за 1910 г.
Московская столовая Комаревская улица дом Захарова. Брянск
Рекламное объявление из газеты "Брянский листок" 1910 г.
Рекламное объявление из газеты "Брянский листок" 1910 г.
Продается дом двухэтажный протоиерея Владимира Попова Брянск
Трехгорное пиво - Реклама Брянск
Слушательница университета дает уроки. Брянск. Реклама
Открыта новая фотография в Брянске Отто Сиун, Рождественская гора, дом Ворохова
Продаются два дома на станции Брянск Московско-киево-воронежской железной дороги
Рекламное объявление: Даю уроки скрипки и виолончели И. С. Гуревич. Брянск. Авиловская улица дом Зайдман
Табачный магазин "Русская избушка" П. И. Селихова в Брянске
Монтер-Механик Рождественская гора Брянск, дом Ворохова
Рекламное объявление из газеты "Брянский листок" 1910 г.
Брянский листок. – 1910. – 30 июн. (17 июн.) (№7)