q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

ДЕРЗКИЙ ГРАБЁЖ. На этих днях, приехав в наш город по торговым делам, смоленский мещанин Давид Нахимович Генкин, отправился вечером к г-же Жердевой, где много пил. В 2 часа ночи в сильно нетрезвом виде он собрался домой. В это время у Жердевой был хозяин дома, в котором она квартирует, крестьянин Малоархангельского уезда деревни Высокой Иван Алексеев Страхов, который вызвался проводит Генкина. Прошедши с Генкиным несколько шагов страхов схватил его за грудь, выхватил из бокового сюртучного кармана бумажник и портмоне и снял с него перстень, стоящий 22 рубля, а также вытащил плотеный серебряный портсигар, после чего скрылся. Услышав крик о помощи, прибежал участковый городовой, но Страхова уже не было и лишь против дома Сыркина стоял сильно пьяный Генкин, причем городовой заметил, что он в страшном испуге. Разузнав в чем дело, он отвез Генкина в полицейский участок, взял с собою дежурного при казармах городового Попова и отправился обратно на место происшествия. Узнав у Жердевой, что Генкина провожал Страхов, городовые направились к нему на квартиру, где арестовали его и отвезли в участок. В участке Генкин сразу признал в Страхове человека, ограбившего его, почему последний и был там оставлен. Дознание, произведенное помощником пристава П. П. Яновским, установило следующее: в бумажнике у Генкина было векселей на сумму 3,850 рублей и денег 860 или 870 рублей (чего Генкин хорошо не знает) в портмоне – один билет внутреннего 5% с выигрышами займа стоимостью 256 рублей, портсигар стоил 17 рублей и следовательно грабеж, считая и кольцо, произведен на сумму 5,051 рубль. На месте ограбления найдена городовым часть векселей и паспортная книжка, остальные же векселя, выигрышный билет и вещи разысканы на следующий день помощником пристава Яновским. Страхов, спрошенный на дознании, в грабеже не сознавался, но после нескольких допросов, сознался и рассказал следующее: Вытащив у Генкина вещи, он отправился к тестю своему ночному сторожу Михаилу Павлову Чузову, которому и дал спрятать все, что Чузов и сделал, своего же дядю Ивана Чузова попросил сходить за водкой и когда они сели ее распить, то в это время пришли городовые и арестовали его. После этого признания помощник пристава отправился с обыском к Чузову, где в погребе нашел портмоне с выигрышном билетом, денег же у Чузова не оказалось таких, на какие указал Генкин, т. е. билетами 100 руб. достоинства и золота. Во дворе же под камнем найдено лишь пятьдесят рублей золотою монетой, очевидно спрятанные Чузовым. Ни убеждения помощника пристава, ни просьбы Страхова, возвратить недостающие деньги, данные Чузову на сохранение не подействовали – он стоял на своем, что денег не получал. Таким образом найдено все, исключая 810-820 р., которые быть может, благодаря стараниям г. Яновского будут еще разысканы. В находке их представляется еще и особый интерес, так как г. Генкин официально заявил полиции, что он от этих денег отказывается и в случае их нахождения жертвует их пользу Красного Креста.

— Постройка винного склада для казенной продажи питей идет довольно быстро: здание будет грандиозное по размерам, судя по тем работам, которые уже произведены.

— Экстренное заседание думы, как мы слышали, будет назначено на будущей неделе для обсуждения вопроса о расквартировании войск в казармах г-на Баженова.

— Погода установилась, крестьяне с хлебами почти убрались. Много попорчено.

 

Орловский вестник. – 1899. – 16 сент. (4 сен.) (№237)