q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

На карте Брянский край напоминает лист клена. Простое это совпадение символично: Брянщина — край лесов. Тихо сейчас в них. Разве что хрустнет ветка под ногой крадущегося к добыче охотника да прострочит дробь-очередь дятел.

Да еще в глубине леса, на мемориальной поляне, будто пробиваясь из земных глубин, шелестит под ветром окаймленное гранитом негасимое пламя партизанского костра.

Кажется, что зарево от него дрожит над всем лесом. Огнем, взятым от этого костра, были разожжены сотни других костров. Нынешней осенью у них собирались в один круг ветераны и молодежь. Потому что осень эта не простая. Тридцать лет назад, осенью же. Советская Армия освободила Брянскую область от немецко-фашистских захватчиков.

Наши специальные корреспонденты — бывший партизан Герой Советского Союза Владимир Павлов и журналист Владимир Васенков приехали на Партизанскую поляну вместе с членом ЦК КПСС, первым секретарем Брянского обкома партии МИХАИЛОМ КОНСТАНТИНОВИЧЕМ КРАХМАЛЕВЫМ. Разговор шел о нынешней осени на Брянщине, о ее приметах.

— Нынче осень действительно оправдывает денную ей народом примету — семь погод на дворе: сеет, веет, крутит, мутит, сверху льет,— говорил Михаил Константинович.— Но труженики брянской земли не пожалели сил, чтобы вырастить и собрать большой урожай. Вдохновением, поиском, подъемом примечателен к труд многочисленного рабочего класса Брянщины. И это понятно. Осень, как говорят,— вечер годе» его итог. А ведь нынешний год особенный — и юбилей освобождения и решающий год пятилетки.

Секретарь обкома подвел нас и марте области, высеченной на гранитной плите. На ней нанесены районы наиболее активных боевых действий партизан, их стоянки, места расположения подпольных окружкомов и райкомов партии и комсомола, аэродромы в тылу врага, «малые советские земли».

— Тут, я думаю, мы м начнем наш экскурс а историю. Знаете, мне кажется, здесь легче говорить и об истории нашей области м о нынешнем ее дне. Ведь без прошлого нет нестоящего.- Спросите у любого человека, в каком бы уголке нашей необъятной земли он ни жил: «Что такое Брянщина?» Вам непременно ответят: «Как же, партизанский край!» И это действительно так. Но я хочу начать не с рассказа о боевых делах партизан и подпольщиков, а с той огромной работы, которую провели партийные организации Брянщины а первые месяцы войны.

В Красную Армию область проводила более двухсот тысяч лучших своих сынов. Тогда же из наших земляков сформировалась 331-я Брянская пролетарская стрелковая дивизия, которая прошла славный боевой путь от Москвы до Праги. В первые дни войны ушли на фронт построенные на Брянском машиностроительном завода шестой дивизион бронепоездов и особый бронепоезд «За Родину». Весь его экипаж составляли добровольцы — коммунисты и комсомольцы предприятия.

Если вам доводилось ездить по автостраде Брянск—Смоленск, вы, наверное, обращали внимание на старые доты, обелиски, поднятую на гранитный постамент противотанковую пушку. Тут пролегала одна из наиболее укрепленных линий обороны Москвы. В мюле, августа и сентябре сорок первого этот рубеж возводили более 130 тысяч человек. Они вырыли 570 километров противотанковых рвов и эскарпов, оборудовали 1 650 пулеметных гнезд, построили около 500 дотов и дзотов. На этих позициях героически сражались войска Брянского фронта. Два месяца враг на мог взять Брянск — этот «необходимый трамплин для прыжка на Москву», как выразился гитлеровский генерал Гудериан.

Пока шли бои на Десне, коммунисты готовили всенародную, беспощадную войну с захватчиками в их тылу. Уже в июле был сформирован первый партизанский отряд «За Родину», а к концу сентября, перед оккупацией области, таких отрядов насчитывалось болев двух десятков. Их командирами и комиссарами стали бывшие секретари райкомов и горкомов партии Д. Е. Кравцов, А. Ф. Семенов, И. С. Пеничев, А. И. Петушков, А. Д. Бондаренко, Г. С. Куприн, М. П. Ромашин, А. В. Суслмн и другие. Видите, на карте помечено: а Брянских лесах, которые а народе по праву называют партизанскими, действовало около шестидесяти тысяч патриотов. О том, какую силу они представляли, свидетельствует хотя бы одна из директив коменданта немецкого тылового районе, изданная в мае 1942 года. «В тылу наших войск, ведущих на передовой линии упорные оборонительные бои,— говорилось в директиве,— образовался второй вражеский фронт из партизан». Этот фронт является серьезной опасностью для тылового района армии».

Видите, на карте обозначено, что бойцы этого партизанского фронта к середине мая сорок второго года освободили около полутысячи городов и сел с населением а двести тысяч человек. Дятьковский, Навлинскнй, Суземский и некоторые другие районы области почти полностью были советскими. Во вражеском тылу действовали все органы нашей власти и ее учреждения: райисполкомы, сельсоветы, колхозы, школы, больницы, библиотеки, сберкассы…

Мемориал, который вы видите здесь, на Партизанской поляне, представляет собой величественный памятник. Но он еще не завершен. Сейчас скульпторы и архитекторы думают над тем, как дополнить его так, чтобы отразить и тему интернациональной борьбы. В Брянских лесах сражались с общим аратом — фашизмом — представители двадцати восьми национальностей. Читатели, видимо, помнят книгу О. Горчакова «Вызываем огонь на себя» и кинофильм того же названия о советско-чешско-польском интернациональном подполье, связанном с партизанской бригадой Федора Семеновича Данченкова. На брянской земле могила замечательного сына испанского народа коммуниста Леонардо Гарсиа, который был заместителем командира партизанского отряда по разведке. В Брянских лесах воевали интернационалисты из Венгрии, Польши, Германии, Болгарии, Румынии.

Сила партизанской борьбы, ее размах и накал определялись коммунистами. Подпольно действовало два городских и 18 сельских райкомов партии, 16 райкомов комсомола. За два года уничтожено свыше ста тысяч вражеских солдат и офицеров, сожжены и взорваны сотни танков, бронемашин, самолетов и воинских эшелонов…

Слышали такую деревню — Хацунь? Родная сестра белорусской Хатыни… Можно сказать, даже старшая ее сестра на Брянщине. Хацунь со всеми жителями гитлеровцы сожгли в октябре сорок первого.

Всему миру известны стертые с лице земли Орадур и Лидице. Не Брянщине таких селений сотни! Гитлеровцы убили, замучили и угнали в рабство более четверти миллиона человек. Все, буквально все было разрушено. Осень сорок третьего года — это черные трубы на пожарищах да щебень и бурьян на месте городов. Просто невозможно представить, сколько потребовалось труда, ума, любви, чтобы выжженную, обугленную землю возродить к радостной и полнокровной жизни! Ныне наши заводы и фабрики по сравнению с довоенным годом дают продукции я десять раз больше, в выпуск изделий машиностроения и металлообработки возрос в тридцать с лишним раз. Судовые дизели и маневровые тепловозы, автомобили, автогрейдеры и бульдозеры, роторны экскаваторы и автокраны, дорожно-строительная, ирригационная и сельскохозяйственная техника, станки и литье, цемент и оконное стекло, ткани, хрусталь и трикотаж — все это делается на брянской земле.

В этом сказалась сила нашего государственного строя, сила духа советского человека. Каждый брянский школьник наизусть знает слова, сказанные уроженцем небольшого рабочего поселка Любохна танкистом Александром Алексеевичем Головачевым. Это слова-клятва: «Я был всегда там, где жарко. Семь раз уже ранен, а ран на моем теле всего одиннадцать. Если у меня не будет рук —буду идти вперед и грызть врага зубами. Не будет ног — стану ползти и душить его. Не будет глаз — заставлю вести себя. Но пока враг в России — с фронта не уйду!»

Замечательные слова! Они подтверждены исключительными делами этого человека: за свои подвиги Александр Головачев дважды удостоен звания Героя Советского Союза,

— Но то же была война, исключительный момент в жизни общества и каждого человека!

— Пусть так. Но вот вам другой пример. В колхозе «Восход», я Климовском районе, есть тракторист Петр Семенович Шкляр. После войны, мальчишкой, он тяжело заболел, потерял ногу, стал инвалидом. Но Петр с детства мечтал стать трактористом,

У изголовья больного Петра почти всегда видели книжку «Повесть о настоящем человеке». Видно, нужна она была ему, видимо, нужен был Петру ее герой.

И вот однажды, будучи в «Восходе», я увидел, как мимо, прихрамывая, прошел невысокий человек. Вслед ему кто-то обронил: «Наш Маресьев!..»

Это был Петр Семенович Шкляр. Все-таки сел он на трактор! И вот уже которую весну водит его, пашет землю, убирает урожай… Нынче Петр Семенович добился на своем участке крупного успеха — по 200 центнеров картофеля с гектара. Он награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Вот другой пример — сварщик Юрий Леонидович Королев с Брянского машиностроительного завода. Бригадную пятилетку Королев уже выполнил. Сейчас сменные задания его бригаде самые высокие на заводе. А Юрий Леонидович и его товарищи перекрывают и эти задания почти вдвое.

Что движет Шкляром или Королевым! Ведь не война же… Далеко ушли те времена. Словом, отнюдь не безвыходное положение заставляет так работать наших людей. Жизнь теперь совсем иная. Как говорится, и на стол есть, и к тому, что на столе, тоже есть…

Я понимаю так: солдатская, рабочая совесть, душа советская — вот что определило поведение танкиста Головачева, тракториста Шкляра, сварщика Королева. В основе поступков и дел советских людей лежит высокое сознание своего долга перед народом, перед Родиной, целенаправленность, воля, глубокие знания, увлеченность делом. Так что, повторяю, люди, наши советские люди, верные идеалам Коммунистической партии,— вот начало начал всех наших успехов, залог прочности, жизненности намечаемых планов, какими бы несбыточными они ни казались врагам и маловерам.

Возьмите нашу область, нашу древнюю Брянщину. Казалось бы, она все та же, прежняя. Что год, что два назад. Ан-нет! Каждую осень — это уже иная земля, более сильная, более добрая, более урожайная. Словом, обновленная. И обновляет ее, прибавляет ей силу упорный труд людей.

— Михаил Константинович, вам приходится много ездить по области. И, конечно, встречаться с людьми. Расскажите о встречах, которые вам более всего запомнились в этом году.

— Год действительно выдался не из благоприятных. Возвращаясь из поездок по колхозам и совхозам, я часто с тревогой думал: что будет с урожаем? Удастся ли убрать его без заметных потерь? Ведь льет и льет, будто в небе прореха! Но вспоминались разговоры с комбайнерами, шоферами, работниками на токах. И на душе становилось светлее. Думалось: с такими людьми да не справиться? Не может такого быть!

Выступая в Болгарии 19 сентября этого года, товарищ Л. И. Брежнев сказал, что «по напряжению сил, их накалу мирное поле уборочной страды напоминает сражение. Люди не жалеют сил, чтобы, вопреки капризам погоды, выполнить свой долг». И было действительно так.

Как-то пришлось мне заночевать в погарском колхозе «Путь Ленина». Проснулся — пять утра. Но председателя колхоза Семена Ивановича Ковалева уже нет. Нашел его в поле. «Беспокоишься?» — спрашиваю. «Да не то чтобы беспокоюсь. — отвечает. — Хлеба — вон какие они! Каждому видны. Радость! А все ж не спится. И не будет полного спокойствия, пока не засыплем их до зернышка в закрома!»

Семен Иванович — бывший фронтовик, не раз награжден за воинскую доблесть. Председательствует в «Пути Ленина» без малого четверть века. Каждого колхозника — молодого и старого, каждого механизатора по имени-отчеству знает. И каждому человеку умеет подыскать в хозяйстве самое подходящее именно для него место. Талант, иначе не скажешь, у председателя — талант организатора, хозяина! И, конечно, ответственность, сиречь — беспокойство за общее дело.

В колхозе «Путь Ленина» каждый дом говорит о достатке. Тут своя больница, свой прекрасный дом культуры и еще много такого, что, как говорится, стирает те самые грани, которые пока еще разделяют город и село.

Сам председатель высок, плотен, статен. В движениях энергичен, в разговоре напорист, а в деле, за которое взялся,— и говорить нечего. Ежели взялся — не отступит, пока не закончит. С кем бы его сравнить?.. Да!.. С Егором Трубниковым! Из фильма «Председатель». Если говорить серьезно, то схожесть эта не столько внешняя, сколько внутренняя: по характеру и по пережитому.

Ковалев же отмахивается:

— Чего еще! Там искусство, творческий вымысел. А мы земные, телесные, при всех жизненных изгибах и неурядицах… Хотя, надо просто сказать, артист Ульв- нов, который играет Трубникова, почувствовал наше, хлеборобское по-настоящему. За это — спасибо.

Известно, что добыто с наибольшими усилиями, то и особо ценится. Поэтому люди в «Пути Ленина» в хорошем, приподнятом настроении. Как ни трудно приходилось, а в Погарском районе собран неплохой урожай зерна (по двадцать центнеров на круг). В колхозе же «Путь Ленина» еще более!»

— Словом, нынешняя осень на селе — осень радостей!

— Брянцы могут быть особенно довольны нынешней осенью,— улыбается Михаил Константинович.— Средний урожай зерновых по области, как говорится, «в амбаре» для наших мест оказался совсем неплохим. В некоторых хозяйствах, таких, мак старо дубе кие «Ленинский путь» и «Память Ленина», получено зерна на круг более чем по тридцати центнеров.

Уродил картофель, которым так славится Брянщина. Государству его продано более шестисот тысяч тонн! Как и в прошлом году, отличились новозыбковцы, хоть земли у них одни из самых бедных в России. Они собрали вкруговую по 191 центнеру клубней с гектара. Да и с зерном не подкачали. В чем секрет успеха?

Слагаемые новозыбковского урожая — это вдумчивое совершенствование структуры посевных площадей, освоение научно обоснованных севооборотов, внедрение высокоурожайного сорта ржи «крупнозерная», селекционированной, кстати, на местной опытной станции, мелиорация земель, улучшение агротехники. А самые активные, настойчивые преподаватели этой «арифметики» — секретарь райкома партии бывший фронтовик Михаил Митрофанович Гарбуз и председатель райисполкома Николай Сергеевич Орлов, который в восемнадцатилетием возрасте командовал партизанским отрядом.

Признаюсь, мне нравится бывать у них в районе, вместе ездить по колхозам, встречаться с такими замечательными вожаками земледельцев, как Афанасий Тимофеевич Екимов, Иван Петрович Токунов, Степан Васильевич Михальченко, Николай Антонович Горбачев, Анатолий Иванович Иволга, Николай Иванович Чередник. С ними всегда можно посоветоваться, от них непременно услышишь что-нибудь толковое, мудрое.

Новозыбковцы соревнуются со своим соседом — Климовским районом. Секретарь Климовского райкома партии Алексей Федорович Шаболтаев — один из тех руководителей, которым особенно присуще чувство нового. Как и новозыбковцы, климовские коммунисты следят за пульсом времени, замечают и поддерживают все ценное, что ежечасно рождается среди людей. Сам Шаболтаев умеет и проявить инициативу и поддержать ее, поучить других и самому поучиться у кого бы то ни было: и у председателя колхоза, и у механизатора, и у доярки.

Климовский райком партии поставил цель, чтобы каждое хозяйственное подразделение — бригада, цех, ферма, колхоз, совхоз — выполняло свое задание. И неуклонно этого добивается. Интенсификация, использование с максимальной выгодой каждого метра производственных площадей, каждого клочка поля — вот девиз коммунистов Климовского района, который они провозгласили в начале пятилетки. И, пожалуйста, результат: в районе нет должников перед государством! Все планы неукоснительно выполняются. И не за счет передовых хозяйств, а каждым хозяйством. Расчеты показывают, что «свою пятилетку» по производству сельскохозяйственной продукции Климовский район выполнит досрочно…

Говорят, что для полного счастья человеку надо, чтобы дело, которому он служит, было непременно выше его самого. А что может быть выше того дела, которым занят наш народ? Потому-то так и притягательно оно, это дело, для всех советских людей, потому так пробуждает их энергию. Стремление приумножить народное добро стало нормой жизни каждого члена нашего общества. Потому, видимо, даже нынешний нелегкий год дает такие отрадные плоды. Потому и планы наши сбываются. И рождаются встречные, более высокие планы…

Мы возвращаемся в Брянск. Тридцать лет назад он лежал в руинах. А сейчас его большой современный город. Он вышел далеко за довоенные окраины, набрал высоту. Новые проспекты, улицы, заводы, институты. Спускается вечер. Течет по улицам веселая, нарядная толпа людей… Вспыхивают фонари. Но один огонь — у Памятника воинам и партизанам — горит вечно… Это Вечный огонь. И постоянно несут тут почетную вахту на посту № 1 лучшие пионеры и комсомольцы брянских школ. Будущее Брянщины..

Крахмалев М. К. Тридцатая осень / Огонек. 1973. №48 (ноябрь). С. 20-22.