q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Наше общественное собрание, благотворительное общество, потребительский магазин, театр и столовая – обязаны просвещенному содействию частных лиц. Начало было положено князем Тенишевым. Был во главе членов брянского правления этот человек, не мог всецело отдаться только личным выгодам, но старался вникать в нужды заводского труженика. Он решил, между прочим, удешевить его жизнь, так как условия местной жизни всецело находились в руках того же завода. Конкуренции не было, Брянск далеко.

С открытием потребительного магазина, быт местного населения сразу улучшился; но влияние местных условий крайне печально стало отражаться на торговле нового учреждения: начальствующие лица стали нанимать от себя служащих, давать им большие уполномочия и жалованье, ничуть не стесняясь общественными суммами, так как члены рабочие Брянского завода, не смели перечить их распоряжениям. На собраниях никто не имел права высказывать своих суждений, а должен был только случать то, о чем говорили старшие. Одним словом, не прошло и года, как в потребительном магазине начались нелады, недочеты; цены возвысились и хотя все же положили передел ценам заводских магазинов, тем не менее, за последнее время между конкурентами завелись стачки, и потребитель терялся, не зная, где дешевле, зачастую попадая впросак, заплатив в потреб<ительском> магаз<ине> дороже, чем бы он заплатил за то же товар, в заводском. Одновременно с этим в потребительном магазине стали делаться уступки.

В виду того, что на стороне заводского магазина была вся сила, то он, ничуть не стараясь об улучшении торгового дела, мог всецело завладеть покупателем, так как мастеровым выдавались в то время не деньги, а харчевные записки, прием коих разрешен был только одному заводскому магазину, а лица, связанные кредитными книжками с этим магазином, волей-неволей должны были оставаться его покупателями, так как денег у них не было: в конце месяца с них вычиталось все, что забиралось по книжке, а если жалованья не хватало на покрытие забора, то, глядя по личному усмотрению, иногда кредит прекращался, о чем и вывешивалось объявление по магазину, а иногда разрешалось продление его до известной суммы.

Во второй половине 1898 г., дела заводского магазина пошатнулись так сильно, что он счетл за необходимую надобность взять пример с потреб<ительского> магазина, чтобы завлечь к себе покупателя и вместо 2% сделал скидку покупателям на кредит 5% с рубля, причем наличная расплата не принималась во внимание. Торговля эта хотя и до настоящего времени приносит известную пользу своим хозяевам, тем не менее, барыши их  значительно упали с прежних 80000 р.

Спрашивается, какой же капитал нужно было иметь в обращении для того, что за покрытием всех расходов (около 15 т<ысяч> р.) иметь 80000 р. чистой годовой прибыли? Капитал этот равняется всего 70 тысячам фонда. Мы видим, что бы изумляетесь, вполне понимая нашу ошибку, наше заблуждение, т. к. на ваш взгляд товары подвержены порче, усыханию. Этого ничего не было на Брян<ском> зав<оде>. Бывали случаи, что вместо печенья вам давали труху пополам с крысиными следами, и вы брали ее. Наряду с этим и отношение приказчиков к покупателям чересчур резко било в глаза. В большинстве случаев получалось, что житель Брян<ского> завода потреблял то, что выгодно продать приказчику.

В самом начале заводской магазин играл немаловажную роль и для потрбителя. Тут можно было иметь все необходимое, причем деятельность местного хутора пополняла сельскохозяйственный торговый отдел, играющий весьма существенную роль в каждом хозяйстве. Но явились заведующие с большими уполномочиями от своих хозяев, и 300 голов, прекрасного рогатого скота были распроданы; птицеводство разорено; посевы оскудели. Местное население из-за кружки молока, ничтожного, куска масла фунта сметаны и творогу вынуждено было приобретать коров, т. к. этих продуктов негде было купить, а они необходимы; из-за сотни яиц приобретало десяток кур, содержание коих обходилось до 10 р. в год. Нередко пропадали коровы в стаде; босяками воровалась птица, а которая успела уйти, впоследствии попадала под камень или палку дворовых мальчишек, главной грозы местного населения. Десяток явившихся поселян из соседних сел на базарную площадь со своими скудными запасами, понимая значение для местных обывателей, запрашивал за свой товар в два дорога, причем к их изумлению, конкуренция со стороны потребителей набивала цены чуть не вдвое. Таким образом, наша базарная торговля со дня на день стала увеличиваться, улучшаться в разнообразии привозимых товаров. За то цены здесь были вне конкурса. В таком положении находился обыватель до открытия потребительских магазинов. В настоящее время только отдаленность потреб<ительского> магазина от центра заводского магазина от центра заводского населения, непролазная грязь мешает ему занять еще более видное положение в местной жизни.

Клуб в первоначальном своем виде, представлял из себя симпатичное общество служащих завода. Тут не было подразделений между посетителями, т.к., являясь сюда, всякий чувствовал себя хозяином этого уголка, где, встречаясь со своими собратьями по службе, он мог обменяться своими мыслями и развлечься после однообразного десятичасового заводского руда. И годовой взнос за право посещения этого общественного собрания в размере 10 руб. не был тяжел даже и для небольших служащих. Но вот, в одно прекрасное время входную плату возвысили до 15 р. Мотивом этого было мелкое самолюбие некоторых из влиятельных членов. Многие из низших служащих вышли из членов клуба. Общество поредело. Главный посетитель – молодежь не мог вносить 15 р. и отказался наотрез от счастья посещать собрание; средний возраст с мало-мальски сносным окладом жалованья, взглянул на общественное собрание с более реальной точки зрения и сосредоточил свое внимание на играх в бильярд, карты, домино, шахматы. Барышни, не принимая участия в практических играх, скучали под звуки вальса, т. к. танцевать было не с кем. Одни только старшины клуба умели разнообразить времяпровождение и, запираясь в отдельные комнаты, задавали банкеты.

Пошли пререкания, интриги. Дело дошло до того, что хотели одно время прекратить действие клуба, но выбор нового хозяйственного старшины Г. З. воскресил дело. В настоящее время клуб снабжен очень милой библиотекой. Если старшина Г. З. сумеет отвоевать права всех служащих, вообще, то возможно, что клуб вернется к своему симпатичному прошлому.

Относительно действий благотворительного общества мы уже имели случай познакомиться из №288 «Орлов<ского> Вестн<ика>», а потому перейдем к столовой и театру.

Эти да учреждения избежали заражения местной плесенью, а потому и до настоящего времени приносят населению ту пользу, которая им была предназначена учредительницей. Благодаря столовой, нуждающийся рабочий класс имеет в настоящее время прекрасный и дешевый обед и ужин, за что и воздает постоянно свое сердечное спасибо «своей родной матери», как он называет учредительницу княгиню Тенишеву.

Театр же привлекает к себе массу усталого народа, желающего отдохнуть на любительских спектаклях, очень мило поставленных умелою заботливостью режиссера Гончарова-Кучугова.

21 ноября* Брянский завод праздновал выпуск тысячного паровоза.

Орловский вестник. – 1900. – 11 дек. (28 ноя.) (№319)

 

* 4 декабря по новому стилю.