q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

«Пушкина народ не читает и читать не будет». Подобные пророчества можно было услышать еще в начале нашего столетия. Горе-прорицатели, видимо, полагали, что Руси суждено на веки вечные остаться лапотной страной, где простолюдин не пойдет дальше премудростей:- «аз, буки, веди…»

Великий поэт лучше многих современников провидел свою судьбу:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа…

Она не заросла, а превратилась в столбовую дорогу эта тропинка к творениям основоположника русской литературы. В минуту грусти и в час радости мы открываем  пушкинские томики, мы говорим  строками его стихов, подчас сами того не замечая. Как созвучны по мыслям советского человека призыв поэта:

Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

жизнеутверждающий мотив его творчества:

Да здравствует Солнце,
Да скроется тьма!

Тьма скрылась, гнетущая, вековая тьма. Народ сказал свое «довольно!» алчному миру эксплуататоров. И вот тогда состоялось второе рождение великого певца свободы, он стал подлинно народным не только по духу своего творчества, но и по признанию у широчайшей армии почитателей его таланта.

Совпадение было случайным, но весьма знаменательным. В самый канун Октября в Володарском районе Брянска открылся памятник Александру Сергеевичу Пушкину. Брянская земля отдавала дань уважения гениальному поэту.

Перед заводом красного ржаного солода есть сквер. Здесь и собрались школьники, рабочие, учителя. Секретарь партбюро завода П. С. Шкодинов открыл митинг. Дождь не располагал к приподнято-торжественным словам, но они звучали наперекор непогоде. Семиклассница из тридцать третьей школы Таня Кузюкова и ее учительница Раиса Дмитриевна Перькова, каждая по-своему, говорили, чем близок и дорог Пушкин его потомкам. Трудно в коротких речах выразить все, что испытываешь, читая и перечитывая вдохновенные пушкинские строки. Мудрая простота стиха, чеканная проза, великолепное умение подмечать движения человеческой души, энциклопедичность, страстность, оптимизм, напевность, глубина, пронизанность светом гуманизма и красоты — и все это Пушкин, наша слава, наша национальная гордость.

Много книг издается в стране Советов, выступавшие с радостью отмечали это. И здесь же убежденно продолжали:

— Нельзя работать плохо в литературе, в которой был, есть и остается навсегда Александр Сергеевич Пушкин.

Спадает покрывало. На высоком пьедестале стоит знакомый с детства чародей, заложив за спину руку. По черному цоколю золотисто отливают буквы — Пушкин. Кажется, вот-вот и шагнет он со своей высоты на улицу его имени и звонко скажет одетому в кумач городу, прохожим:

— Здравствуй, племя, молодое, незнакомое!

Б. ВИКТОРОВ.

 

Брянский рабочий. – 1959. – 7 ноя. (№263)