q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА.

Мы пересекаем сквер, трамвайные пути и оказываемся в огромном дворе. Такие дворы в крупных городах теперь не редкость зеленые аллеи, песочницы для малышей, горки, площадки, опоясанные металлическими сетками, которые зимой нетрудно превратить я ледяное поле для юных конькобежцев и хоккеистов.

Впрочем, зачем я все это рассказываю? Макет, помещенный на этой странице, говорит куда больше, чем любые описания.

С заведующей детским сектором Дворца культуры Брянского машиностроительного завода Юлией Григорьевной Живодовской — в недавнем прошлом комсомольским работником — мы идем на «милютинскую» площадку. Так называется детский клуб при домоуправлении № 3.

В прихожей и в первой комнате никого нет. Через несколько секунд в дверях появляется коренастый мужчина лет пятидесяти на вид, а за ним высокая худощавая женщина лет сорока.

— Галина Петровна Серова, главный попечитель ребят,— представляет ее спутник.— Наш председатель родительского совета… Мать двоих детей, домохозяйка и общественница…

— Если не возражаете, я пойду.— прерывает Живодовская. — Мне к двум в райком комсомола. Планы «утрясать».

— Может, останетесь, Юлечка? Поправите нас, если мы расхвастаемся, покритикуете.

Юлия Григорьевна заливисто смеется.

— Это вы-то, товарищ Милютин? Да будь у вас в доме собственный Дворец пионеров — такой большой, как Дворец культуры завода, и то бы вы ворчали. . .

Когда дверь закрывается за заведующей детским сектором. Милютин признается:

— Да, мы жадные. . . Мы всего хотим для наших ребят. . .

 

НАСТАВНИКИ И ПИТОМЦЫ

Любовь к ребятам свела в дворовом клубе самых разных людей: Галину Петровну Серову, дети которой уже студенты. и семидесятилетнего Иосифа Абрамовича Милютина, Ирину Тимофеевну Чижанову — руководителя кружка французского языка и… кукольного театра. Последний она ведет вдвоем с Виталием Николаевичем Подберезским — бывшим Фронтовиком Работник Дома пионеров Антонина Михайловна Сизова возглавляет кружки кройки и шитья. Инженер-конструктор Степан Николаевич Дьяченко и электромонтер Дмитрий Степанович Офицеров руководят фотокружком. Модельщик Александр Тимофеевич Дьяков обучает юных столяров и членов кружка «Умелые руки».

— Это штатные работники? — любопытствую я.

— Двух работников содержит Дом пионеров. — отвечает Милютин. — остальные — общественники. У наших ребят много друзей: детский сектор Дворца культуры, партком, завком, дирекция… В доме-то живет около пяти тысяч работников завода и членов их семей. А иногда нам и случай помогает. . .

Милютин часто бывает в районном комитете комсомола. Как-то в кабинете у секретаря райкома он застал незнакомого молодого человека. Тот говорил:

— Я — инженер. Хотел бы организовать радиотехнический кружок из ребят.

Секретарь райкома подмигнул Милютину: «Берите, мол».

— Но у нас все на общественных началах,— заметил Иосиф Абрамович.

— А мне ничего и не надо.

— Вы далеко живете?

— В Бежице.

— Земляк, значит. Тогда идемте в наш детский клуб.. . Не пожалеете!

Так Юрий Левшин и его друг рентгенотехник Горбачев создали на детской площадке радиотехнический кружок. Их питомцы уже конструируют радиоприемники, приборы. Жюри прошлогодней областной выставки отметило волномер конструкции Юры Балахно, усилитель, сделанный Женей Валехой, прибор для проверки транзисторов Бори Фрумкина. радиопередатчик Вити Лукашова. Совсем недавно юные радисты собрали коротковолновый радиопередатчик.

 

«А СОСЕДИ У НАС КАКИЕ»

Традиции! Трудовые, революционные, боевые.. . О них много пишут и говорят в последнее время. То и дело читаешь: состоялась встреча со знатным человеком— Героем Советского Союза, Героем Социалистического Труда, прославленным конструктором самолетов, народным артистом СССР. Но не в каждом городе есть такие люди. Как же быть? Заслуженные учительницы школы РСФСР Анна Гавриловна Филатова и Таисия Васильевна Коптева, учительница Александра Степановна Ерина и воспитательница детского сада Евдокия Васильевна Новицкая нашли выход. Однажды ребята услышали вопрос:

— Вы хорошо знаете своих соседей?

— А как же?

— И Екатерину Прокофьевну Шувалову?

— Тетю Катю? Конечно!

— Ну, кто она, по-вашему?

— Как кто? Истопница. ..

— А то, что она окончила военное училище, воевала, дошла до Берлина, вы слышали?

— Тетя Катя? — недоверчиво переспросили мальчики и девочки. — Вот это да!

После Екатерина Прокофьевна сама объяснила ребятам, почему она работает истопницей. «Мой муж Борис Иванович до войны учился в институте, в сорок первом строил оборонительные рубежи под Навлей, а в сорок третьем воевал на Орловско-Курской дуге. Там его тяжело ранило, пришлось отнять ногу. А тут как раз война кончилась. Встретились мы и поженились. Решили, что прежде всего нужно Боре доучиться. Потом дети пошли. Надо было ухаживать и за мужем, и за ребятами. Отлучиться из дому на целый день никак нельзя. А котельная — близко. Часы дежурства с руки. И почитать есть время, и в кино, театр сходить. Вот я и работаю пока истопницей».

С тех пор начался поиск героев. Члены кружка юных следопытов, созданного четырьмя пенсионерками, стучались и очередную дверь, представлялись хозяевам и просили рассказать, кем они были в годы войны.

Оказалось, что «хороший дядька», «исключительный» — как ребята авали между собой руководителя кружка игрушек Подберезского — до войны редактировал городскую газету. Потом он ушел на фронт, служил заместителем командира пулеметной роты по политической части, прошел по местам, описанным Михаилом Шолоховым в «Тихом Доне».

По мере того как ребята заносили в свои блокноты короткие исповеди взрослых, нм открывалась волнующая истина: «Вокруг тебя живут герои». Это подтверждали благодарности командования, наградные документы, вырезки из армейских газет.

Повариха детского сада Татьяна Андреевна Долгих, которая многих из них кормила по три-четыре года, служила во время войны в прожекторной части. «Наши девочки, — вспоминала она, — старались не пропустить немецкие самолеты к Москве. И я тоже. Как-то поймала в луч прожектора фашистский самолет. Держу его, а сама шепчу: «Только бы не выпустить, только не выпустить. . И не выпустила. Узнав, что в самолете было два гитлеровских аса, заплясала прямо у зенитки».

Еще одна биография врезалась в память ребятам. Познакомились они с Александром Николаевичем Максимовым и узнали, что в Красную Армию он вступил еще в 1918 году, служил у самого Николая Щорса.

Юные следопыты записали десятки ярких биографий, составили из кратких рассказов о героях альбом, вклеили в него фотографии, выпрошенные у бывших фронтовиков. Не преминули они отметить и то, что эти люди делают сейчас. Кто, например, на пенсии, как Константин Иванович Гололобов (он же дедушка Костя, он же секретарь первичной партийной организации домоуправления), Н. Гавриков — электромонтер, И. Коротков — литейщик, Б. Мизеров — заместитель начальника литейного цеха, И. Белобешко — доцент машиностроительного института. Герои войны — отличные работники, передовики производства.

Юные историки, вдохновляемые своими наставниками, оборудовали в детском клубе щит «Люди боевой славы», провели встречи с папами и мамами.

Возникла у ребят и такая мысль: вычертить карту, на которой обозначить все места, где сражались их отцы и матери, дедушки и бабушки, и выставить эту схему под стеклом во дворе и назвать ее: «Наш дом — прославленный гарнизон Родины!»

 

В ГОРНИЛЕ ЖИЗНИ

Но как ни чудесно прошлое, характер юных формируется в горниле сегодняшней жизни. Об этом свидетельствует иллюстрированный дневник-альбом, который ведут ребята.

В этой работе тоже есть четкая система. Детей прежде всего знакомят с миром труда, со способами производства вещей, которыми они пользуются изо дня в день. Малышей в наши дни не удивишь ни сливочным маслом, ни сыром, ни белым хлебом. И в магазинах, и дома продуктов вдосталь. Но педагоги помогают ребятам усвоить простую, извечную истину: без труда не достанешь и рыбки из пруда. Школьников везут, скажем, в колхоз, на ферму, и они видят, сколько сил затрачивают доярки, чтобы надоить бидон молока. Едут на маслокомбинат: оказывается, совсем не просто сбить масло— нужны специальные машины, а их производят на других заводах. В альбоме появляется запись «собственного корреспондента».

А хлеб! Тоже вкусная штука. Но как его пекут? Об этом сообщает в дневнике другой «собкор». Шитье одежды требует усилий. Хрусталь, нет слов, красив, но «сделать вазу выходит тоже нелегко», — читаем заметку участника экскурсии на Дятьковский хрустальный завод.

Летать всем хочется. Ребята отправляются на аэродром и видят, как много приходится поработать на земле, прежде чем самолет получает разрешение подняться в воздух. Увиденное вызывает раздумья, эмоции, еще сильнее заставляет биться мысль. И это отражается в альбомах.

Мир детей не замыкается границами города. Старшеклассники, например, побывали в Ясной Поляне — деньги на поездку, выделил Дворец культуры. Они и в Москву ездили, побывали в Ленинграде. Сколько рассказов о клубе, школе во дворе, на улице.

Раньше все без исключения детские кружки размещались в малоудобных, неприспособленных помещениях. «Надо выбираться на второй этаж»,— заметил как-то Милютин на заседании родительского совета. «Но куда?» «У нас в доме занимает квартиру столовая. Она и мала и нерентабельна. Вокруг несколько крупных столовых. Попросим отдать это помещение нам». «Ничего не выйдет!» «Попробуем». Дошли до самых высоких инстанций и доказали свою правоту.

 

СВЕРШЕНИЯ ЮБИЛЕЙНОГО ГОДА

— Вы думаете, нас эти две комнатушки устраивают? — спрашивает Милютин.— Нисколько!

— Небось, мечтаете о детском клубе?

— Вы угадали. Непременно построим. Перспективы есть. Завод перешел на новые методы хозяйствования, накопления и прибыли растут. Дирекция сама построит клуб для школьников. Больше чем уверен в этом. . .

— Иначе и нельзя, — поддерживает Серова. — У нас в доме 950 ребят в возрасте до шестнадцати лет С каждым годом их становится все больше. Летом еще кое-как, можно развернуться во дворе. . . А зимой?

— Спортом занять.

— Тут мы кое-чего добились,-— замечает Милютин. — Особенно к 50-летию Великого Октября наша общественность выполнила свои обязательства. . .

— Можно их посмотреть?

— Пожалуйста.

Иосиф Абрамович достает из бокового кармана потертую на сгибах пачку бумаг и протягивает мне. Площадки для настольного тенниса, теннисный корт, спортивный городок, плескательный бассейн, гимнастическая стенка, городки.

В объяснительной записке все подкреплено инженерными расчетами, под все подведено педагогическое обоснование.

— На бумаге гладко, а про овраги вы случайно не забыли? .

— Овраги. — в тон отвечает Милютин,— наши ребята уже засыпали. Ямки и то не найдете во дворе.

Мы идем на одного двора а другой (их два в домоуправлении), заглядываем во все закоулки. Заасфальтирован и освещен второй двор. Стоят четыре стола для настольного тенниса, вокруг них толпятся будущие мастера ракетки. Еще прошлой осенью завезли тридцать автомашин песку, бульдозером выровняли поле, заготовили тридцать металлических столбов и металлическую сетку. Весной все это установили. И теперь на спортивной площадке, сменяя друг друга, тренируются теннисисты, любители бадминтона. волейбола, баскетбола, ручного мяча. А в первом дворе соорудили целый городок. Там и беговая дорожка, и ямы для прыжков, и в баскетбол сыграть можно, и в волейбол, и в настольный теннис. Есть и гимнастический городок. . .

— И все это ребята, родители, пенсионеры сделали. — напоминает управдом Александра Сусина. — Другие жалуются на подростков: они и непослушные, и трудные. А у нас нет жалоб на ребят. Хорошие они! Закончат школу, поступят на работу — и все равно заглядывают к нам в кружки. Переедут на другую квартиру, а тянутся сюда.

И все-таки нужен настоящий детский клуб, — возвращается к старой теме Милютин. — И не где-нибудь, а у нас во дворе. На общественных началах чтобы работал…

— И вы надеетесь добиться?

— Нам помогут. . .

И мне вспомнился случай, о котором рассказывали во Дворце культуры брянских машиностроителей. Как-то в детский клуб заглянула заведующая кафедрой иностранных языков Брянского машиностроительного института Наталья Александровна Дубровская. Она — депутат областного Совета. Походила, посмотрела. выслушала рассказы о том, что сделано и что собирается сделать общественность дома.

— Ну, а какие у вас жалобы?

— У нас жалоб нет, — решительно ответил ей Милютин. — Нам все помогают, иначе мы бы недалеко ушли.

Этим все сказано. У образцовой детской площадки образцовый попечитель — коллектив Брянского машиностроительного завода. Он делает все, чтобы ребятам было хорошо.

С. Сидоров

 

Клуб и художественная самодеятельность. 1967.  № 21. С. 16—17.