q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

— Итак, летний театральный сезон открылся. К услугам горожан три сада – Привокзальный и Рощин с арендатором Семёновым и труппою Никитина и общественного собрания – с арендатором Алексеевым и труппою Гончарова-Кольчугова. Алексеевский театр, так сказать, фешенебельный, рассчитанный на избранную публику. (N. B. Просим не забывать, что мы все вещи меряем на брянский масштаб). Привокзальный имеет в виду публику «Нового» города, сиречь Привокзальной слободы, и Рощин – имеет характер загородного, собственно, лучший по растительности сад в городе, к сожалению, расположенный на буйственной Горячковской улице. Никитинская труппа успела дать уже два спектакля, Гончаровская – один, который по непредвиденным обстоятельствам состоялся не  2 мая , как было объявлено, а  4-го . Гончаровская труппа побогаче, никитинская – победнее (опять N. B. Необходимо помнить, что богатство труппы публикой определяется по туалетам артисток). В никитинской женский персонал сильнее гончаровского, зато мужской слабее. Таково, по крайней мере, суждение публики по первым спектаклям, да так оно, пожалуй, и в действительности. Рощин и Привокзальный  сад публике давным-давно известны, алексеевский – новинка, а потому на нем и остановимся, не упуская из виду и старых. Новый сад довольно обширен, летом будет и довольно тенист, уступая, однако, рощинскому. В нем понастроены павильончики, где публика могла бы выпить и закусить, и нет, к сожалению, павильончиков другого рода, более необходимых, за отсутствием которых публике приходится бежать в клубное здание через кухню или «уединяться» в неосвещенные уголки. На это следует обратить внимание и устроить в саду уборные хотя бы для одних дам. Начало первого спектакля («Джентльмен», комедия Сумбатова и водевиль «Дочь русского актера») объявлено было в 8 ½ часов, начался же он в 9 ½ час., антракты тянулись бесконечно долго, кончился в 3 ч. 10 мин. утра. Публика расходилась, ворча: «после этого ну вас к чёрту и с вашим театром». Для первого дебюта это очень скверно. Наша публика преимущественно деловая, рабочая, даже чернорабочая, и проводить ночи напролёт не спавши, хотя бы даже для театра, конечно, не согласится. Без сомнения, затягивание спектаклей выгодно для буфетов, но это – эфемерная выгода, которая в конце концов приведет к убытку. Театр не трактир, театральная публика не трактирная, и на трактирный аршин мерить её нельзя. Это обстоятельство предлагаем особенному вниманию гг. Алексеева и Соколова. Если уж преследовать буфетные выгоды, заведите для желающих после спектакля танцы. Для этого стоит только из зрительной залы летнего театра повынести стулья, и место для танцев прекрасное получится, ми желающая потанцевать и «побуфетничать» публика найдётся… Цены не высоки, программа спектаклей интересна, труппы для Брянска вполне приличны. Чего ж вам больше? Художественной отделки типов мы, правда, не увидим, но по секрету сказать, если и увидим, не поймём, как не поняло громадное большинство  4 мая  прекрасно подчёркнутой исполнителями мысли “Джентльмена»: торжество глупости и эгоизма. А раз мы почаще будем посещать театр, поверьте, и для Брянска найдутся и женские силы с более значительным драматическим темпераментом, и первые любовники не «сюсюкающего» свойства, и резонеры без деревянного голоса и деревянных манер, и тракики… виноват, трагиков мы пока не видели. Не станут также артисты уснащать игривой отсебятиной водевили с пением a la «Дочь русского актёра». Можем даже понудить г. Алексеева не растягивать так безбожно спектакли…

— Нас спрашивают, почему в нынешнем году на Афанасьевской ярмарке не было выставки сельскохозяйственных машин и орудий? В прошлом году,  [2]-го мая  такая выставка привлекала всеобщее внимание и благодаря ей многие в первый раз узнали, что в Брянске существует земский склад прекрасных земледельческих орудий. Многие высказывали сожаление, что при выставке не организована продажа и, полюбовавшись на лопаты, косы, серпы и пр. первоклассных марок, со вздохом шли покупать железное дрянцо у ярмарочных торговцев скобяным товаром: до «земства» далеко, да и беспокоить страшно, а дело к спеху – ярмарка. Почему теперь выставки не было, мы не знаем и предлагаем земской управе на этот вопрос ответить.

 

Орловский вестник. – 1900. – 22 мая (9 мая) (№121)