q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Небольшая ваза только что казалась тусклой, невзрачной, но вот мастер повернул ее к свету, и она радужна засияла.

Еще поворот – и само солнышко вспыхнуло в хрустале, словно таилось там и не хотело показываться до поры до времени. Стал заметней тонкий, как паутинка, рисунок, отчего ваза казалась воздушной, невесомой. Но взяв вазу в руки, я сразу ощутил ее вес и снова поразился: как же можно добиться лучезарности от столь толстого стекла, такой красоты и изящества, что взгляда не оторвешь?

Мастер чуть тронул вазу деревянной палочкой, и она ответила изумительной мелодией, какую, пожалуй, не извлечешь из самого совершенного музыкального инструмента.

А рядом с вазой стояло блюдо, все в тончайших кружевах-гранях. О чем рассказывал рисунок? О морозе-волшебнике, расписывающем деревенские окна? О снежном лесе, уснувшем глубокой зимой? Подошла девушка в цветной косыночке, положила на блюдо яблоко, и оно вдруг преобразилось — розовые полосочки на нем вспыхнули алым цветом, желтый бочок стал золотистым. И хрустальное блюдо будто подкрасили акварельными красками — переняло оно невидимые до того лучи, сконцентрированные в яблочке.

— Вот он каков, наш дятьковский хрусталь! — улыбнулась девушка и отошла к конвейеру по которому плыли и плыли хрустальные вазы, блюда. На соседней ленте двигались фужеры. Словом, очередная смена выполняла свое обычное задание — выпускала звонкую изящную посуду.

Профессия хрустальщиков чем-то сходна со сталелитейщиками. Тот же неумолимый жар печей, тот же процесс плавки, но дальше у мастеров поющего стекла и металлургов задачи разные: одни разлили сталь и передали производственникам, а другие только начинают колдовать над огнедышащей печью. Что получится из раскаленного месива? Обычный стакан, который штампуют автоматы, или графин, подобный тому, что хранится в заводском музее? Графин тот будто высечен из глыбы заснеженного льда, надпись на нем искусно выведена сосульками, а гласит она о том, для чего предназначен сосуд, что можно налить в него «не винца, так пивца, не пивца, так кваску, не кваску, так студеной водицы». И пробка у графина как кусочек льда, и стакан будто припорошен снежинками. Почти восемь десятилетий назад сделан графин и навсегда останется произведением искусства, одним из его шедевров.

История сохранила фамилию мастера, создавшего уникальный набор, — Елизавета Бем расписывала графин и стакан. Немало других художников трудилось на заводе, оживляя хрусталь тонкой росписью, исполняя его радостью жизни. В Большой советской энциклопедии есть снимки вазы «Рифленая» художника А. Липской, другой вазы художника Е. Шувалова, работавших в Дятькове.

Когда-то, в начальную пору стекловарения, были на заводах «кудесники» — самоучки с глазом наметанным, чутьем «сверхъестественным». Умели они варить хрусталь, цветное стекло без приборов, но с точным расчетом. Сказывают, берегли они свои секреты, неохотно передавали другим. Теперь автоматика взяла на себя управление сложными процессами, в лаборатории пристально следят за составом закладываемой массы, качеством продукции. Но руки человека, его талант, ум нужны и сегодня не в меньшей степени и тем, кто выдувает редкие вещи, и тем, кто кладет на них ажурные грани. Мне называют немало фамилий современных «кудесников»: кавалера двух орденов Славы В. Мышьякова, бригадиров выдувальщиков, А. Колодина, Н. Казначеева, шлифовальщиц-алмазчиц Н. Горохову, К. Зайцеву. Через их руки проходят тысячи хрустальных рюмок, ваз, графинов. Это — массовое производство. А бывают и особые заказы, требующие исключительного мастерства. Вот, к примеру, ваза-колонна вздымающаяся от пола до самого потолка. Сколько пришлось «поколдовать» над ней! Или хрустальный самовар с чайником. Кувшин для кваса с особым карманом, в котором можно держать лед.

Дятьковский завод не молод, ему 185 лет. Здесь всегда бережно хранили лучшие образцы изделий, стремились приумножать славу предприятия. Их сейчас, этих образцов, в заводском музее свыше семи тысяч. Это — наглядная история завода, история русского хрусталя. Каждое изделие — веха.

Дятьковцы увековечили в хрустале полет Юрия Гагарина в космос, оригинальными работами отметили 100-летие со дня рождения В. И. Ленина и другие знаменательные события. Сделанные на заводе шедевры скоро увидит каждый, кто пожелает посетить этот примечательный уголок Брянщины: в центре городка построено здание, в котором разместятся музей хрусталя и магазин сувениров. Музей расскажет о трудовых достижениях хрустальщиков, о том, как здесь впервые в мировой практике освоили механизированную выработку хрустальной посуды. Огневая полировка, поточные линии, применение искусственных алмазов, непрерывные творческие поиски рационализаторов и изобретателей — все это, вместе взятое, позволило дятьковцам почти в два раза (по сравнению с 1970 годом) увеличить выпуск товаров народного потребления, освоить 65 новых видов изделий. Дятьково теперь дает половину хрусталя республики.

Коллектив этого передового на Брянщине предприятия недавно рапортовал о завершении пятилетнего плана. В приветствии ЦК КПСС и Совета Министров СССР дятьковцам сказано, что успехи достигнуты благодаря высокопроизводительному труду рабочих, инженерно-технических работников и служащих, проведению целенаправленных мероприятий по реконструкции и техническому перевооружению производства, развертыванию социалистического соревнования. К числу важных достижений относится и то, что к десятой пятилетке дятьковские хрустальщики вышли с отличными показателями по качеству продукции, вся она аттестована по первой категории, на многих изделиях стоит государственный Знак качества.

…В заводском клубе в тот день справляли комсомольскую свадьбу: жених в черном новеньком костюме бережно вел невесту в белом платье и фате. Сыпались поздравления, приветствия, вручали подарки и среди них, конечно, свой, дятьковский хрусталь.

— Пусть светла и чиста будет жизнь ваша, как этот хрусталь! Мы рады, что вы продолжаете трудовые биографии ваших отцов и матерей, славно трудитесь на родном заводе! — напутствовали пару.

Так зарождается еще одна хорошая традиция — в хрустальном городе под звон хрусталя создавать новую семью. Приходит на старый завод молодежь, приносит новые идеи, задумки, и кто знает, чем еще удивят мир здешние мастера поющего стекла!

А. ГЛАЗКОВ. (Корр. «Сельской жизни»), Дятьковский район, Брянская область.

 

Сельская жизнь. – 1975. 30 дек. (№303). С. 4