q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Хроникёрский сон. Без сомнения, я в Карачеве был. Отлично помню, с каким любопытством в сотый раз спрашивали меня карачевцы: «Не провалился еще нечестивый Брянск?» (N. B. Карачев твёрдо убеждён, что сосед его вскоре подвергнется участи Содома и Гоморры). Отлично представляю, как ложась спать по приезде из Карачева, я вспомнил трогательное брянское предание: один святой муж, уходя от брянчан на камне вниз по Десне, предрек: быть этому городу до конца дней ни сыту, ни голодну. Но решительно не могу понять, почему я опять на извозчике, еду со станции в город. Путешествие не из приятных. Близ пловучего поста возница налетает на груду камней. Подымаюсь кверху, падаю вниз… Под головою что-то хлюпит, в спину точно вдруг набросали скверного колотого булыжника… С помощью виновника «торжества», усаживаюсь, однако, на место. Едем… Вот и арсенал… Трах… лежу опять навзничь на камнях, сверху давит мягкое и тяжелое. Кое-как освобождаюсь, озираюсь… Брежжет слабый свет… Арсенал едет куда-то вниз… Куда?.. Га, да ведь это край громадной пучины. Бегом прочь… Несколько тяжких усилий, и я на верху Покровской горы. Пучина клокчет и бушует внизу. Мимо горы сползает вниз белое здание. Внутри за столами, покрытыми красным сукном, люди… видимо, что-то горячо обсуждают… Несколько голов выставляется из воды и быстро исчезают. А кварталы все ползут, да ползут. Вот и клуб. Тут жизнь в полном разгаре. У столиков группы. В одной кто-то горячо доказывает, что в трынку по пяти карт не сдают. Толчок, здание переворачивается, из райка залы мелькает странное дезабилье… минута, и пучина вновь ровно и глухо клокочет… Сверху все ползет… Рассадники просвещения – один, другой, третий… Господи, неужели все погибнут? Слышатся бессвязные слова, — наш, училищ, мой, свой, ученик, может, должен, бывать, репетитор, род, число, падеж… Пропасть принимает новую жертву и заглушает голоса… Последнее отчаянное усилие и… лежу на кровати. Из сада в раскрытое окно широкою волною вливаются птичьи трели, позолоченные брызгами смеющегося солнышка… Слава Богу! Все цело, все на своем месте, это был, к счастью, только скверный хроникерский сон, навеянный грубыми россказнями Карачева. Ну и город этот Карачев – набил мошну, стрижет купончики, а туда ж еще будирует, яко Иона у врат Ниневии! Молчал бы… Впрочем, надеюсь, гг. брянцы, что соседу вы моих слов не передадите… То-то! Я ведь по секрету!.. А станет спрашивать, вы его пошлите… подальше пошлите.

 

Орловский вестник. – 1900. – 6 июн. (24 мая) (№136)