q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Я решился написать несколько воспоминаний из своей учительской службы, потому что сколько ни читал суждений о педагогическом у нас деле, я вижу, что и от авторов этих суждений, и от читателей все-таки остаются скрытыми некоторые существенные стороны положения вещей.

Ну, вот, например. В богоспасаемом Б. ни ремесел, ни промыслов; падающая торговля; беднеющие с каждым годом жители и – праздность, праздность невыносимая, праздность позорная. Сами жители, завалившиеся в лощинке, у одной из речек Черноморского бассейна, ничего о себе не сознают, не имеют на себя цельного взгляда. Этот цельный взгляд сразу бы определил, что нужно городу. Нужен ему труд, ремесло. Он нужен не только как средство пропитания, как орудие улучшения быта, но как нравственное оздоровление, как лечение «пороков от лени», не злых, не мучительных, но крайне отвратительных на вид. Что же нужно было здесь, как Империя могла придти на помощь своему захудалому городку, древнему, с почтенным именем? Да учредить среднее техническое учебное заведение. И почва, спрос на него были. В городе был старинный казенный пушечный завод, а в 5-6 верстах от города был один из огромнейших в целой России рельсопрокатный завод. Таким образом тип технички был уже определен: это – техника из металла, в низшей стадии носящее название слесарного мастерства, в высшей – машиностроения. Между тем Империя дала городку классическую четырехклассную прогимназию.

Я расспрашивал позднее, как это случилось. В средине семидесятых годов городок стал ходатайствовать перед высшим начальством об открытии в нем среднего учебного заведения. Перед кем ходатайствовать? «Да кто у нас начальство?» Начальство – сперва исправник, полициймейстер, но они явно не имеют к учебному делу отношения. Кто же еще? Губернатор, бывший в городке лет десять назад и который может приехать в следующем году. Начальство это уже не близкое, начальство, больше подходящее на флаг на крыше дома в царский день, нежели на обитателя дома или его хозяина. Он видел уездных городок в десять лет два дня, да кажется и не он «персонально» видел, а его предместник, а уже жители города вообще запомнили, что вот «был губернатор, улицы нашел грязными, сделал замечание исправнику – и уехал». Но в деле училищном и он оказывается не начальник. Училищное начальство еще дальше, еще отвлечение. Оно сидит в Москве и блюдет учебное дело в восьми или девяти губерниях. Есть военные округа, есть судебные округа, на которые делится Империя, есть, наконец, учебные округа. Нужно поехать в округ и испросить себе открытие учебного заведения.

Конечно, так и сделали.

Учебный округ – это одна восьмая или одна девятая Росси «в училищном отношении». Он уже блюдет политику, обязанности его не просто служить России, но служить ей «высоко дипломатично» или, еще точнее – «управлять Россиею с высокой степени благоразумия и такта». Едва вы входите в сферу его тяготения, его суждений, его соображений, как чувствуете, что так сказать провинциальные ваши краски линяют на вас, вы обесцвечиваетесь, и на ваше бесцветное существо набегают тени и краски общеимперские. Они набегают силою какого-то гипноза. Никто вас не неволит, никто вас ник чему ни нудит, но просто вы сами чувствуете, что перед вами большой авторитет, большой корабль, у кормы которого ваша лодочка невольно заворачивается и шлепается по разводимым им волнам самым иногда унизительным и позорным способом. Вы просто проникаетесь желанием сделать все как можно приятнее столь большому авторитету, и только когда вырветесь из-под его гипноза, вдруг вспомните, что ехали вовсе не за тем, о чем оказывается просили и что оказывается получили.

— Школа? Отлично. Это наше дело! Что, губернатор? Да он возится с исправниками и становыми; до школы ли тут! Земство? Какое земство? Чьё? Ах, да: это – министерства внутренних дел; ну, и ему нет дела до школы, ни школе нет дела до него. Что? Рельсопрокатный завод? Отнеситесь с этим в министерство путей сообщения, это его ведомства.

Депутаты, осчастливленные приемом, вернулись и нашли у себя полный штат учителей нового учебного заведения.

Учредив в городке Б. четырехклассную классическую гимназию, Россия сделала «еще культурный шаг вперед», «Тот тихий и незаметный шаг, о котором не кричат газеты, но который и создает безмолвно и мало-помалу истинную мощь и процветание России». Так вероятно думалось в Петербурге, когда при составлении годового отчета министерства выводилось: «гимназий классических – 144; прогимназий шестиклассных – 29, четырехклассных – 67». Вот цифра и изменилась: в прошлом году в отчете стояло: «четырехклассных – 66», а теперь «четырехклассных – 67». «Мало-помалу! Зреет Россия».

В Петербурге и понятия не имели, что в Б. был рельсопрокатный завод и что там нужна была слесарная школа.

 

Розанов В. В. Ходатайство // Новое время.  – 1901. – 9 авг. (27 июл.) (№9121). С. 3

 

Ещё по этой теме >>>