q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

МЕСТНАЯ ХРОНИКА.

— Нам сообщают, что на днях в д. Дорожееве состоялся митинг, на котором присутствовало около 150 чел. крестьян. Говорил оратор соц<иалист>-рев<олюционер>.

— В дер. Соколово крестьяне (до 50 чел.) на днях собрались на беседу. Говорилось о разгоне Гос<ударственной> Думы, о малоземелье, о необходимости отвечать на бюрократический произвол отказом от податей, рекрутов и др. Крестьяне очень сочувственно слушали оратора соц<иалиста>-рев<олюционера>, объяснявшего им социализацию земли, т. е. передачу земли народу в пользование без наёмного труда.

— Во вторник во время веч<ерних> поездов, жандармы на Р<иго>-О<рловской> ст<анции> арестовали неизвестного, который не поладил с торговкой яблок. В жандармской комнате его начали бить. На крики собралась публика и увидела арестованного, высунувшегося из окна, окровавленного. Жандармы выпустили арестованного всего избитого.

 

КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ «БРЯНСКОЙ ЖИЗНИ».

Бежица, Брян<ского> у<езда>.

По случаю ухода директора Андерсона администрация хочет угоститься. С этой целью, между служащими завода, был пущен подписной лист с заранее отпечатанными фамилиями служащих, с «предложением» подписать 10% месячного заработка на обед директору. И, видя отпечатанной свою фамилию, многие побоялись не подписаться. В виду этого сознательные рабочие выпустили воззвание к служащим, в котором указывали, что времена раболепства прошли, что не обедами, не угощениями наёмные работники обеспечат своё существование, а смелой и открытой классовой борьбою с эксплуататорами. На многих это воззвание произвело должное впечатление. Тогда администрация выпустила свою «прокламацию», уже от имени комитета по устройству обеда, в которой говорится: вследствие появившейся на заводе прокламации с явным намёком на то, что подписка среди служащих происходила под давлением начальства, комитетом подписной лист уничтожается, а желающие присутствовать на обеде могут записаться вновь (на чистой уже бумаге) у швейцара. Срок подписки кончается  25 июля . Неужели и теперь найдутся служащие, которые отдадут свои трудовые гроши г. директору на шампанское? Ведь у нас тысячи безработных в городах и миллионы голодных в деревнях!..

Марк.

 

Ст. Выгоничи, Полес<ских> ж<елезных> д<орог>.

Местный жандармский унтер продолжает проявлять служебное рвение. Несколько дней тому назад вздумал он наводить порядок среди бывших на вокзале кретьсян. Последние вели себя вполне пристойно и к «форсам начальства» отнеслись недружелюбно. Завязалась горячая перебранка, которая в конце концов дошла до рукоприкладства и невыгодно отозвалась на унтер-офицерской шее… Взбешенный жандарм потребовал для своей защиты солдат, но начальник охраны железнодорожных постов благоразумно отклонил требование и посоветовал самой «власти» вести себя сдержанней.

Характерно, как понимают своё положение на вокзале жандармы. Как-то в ожидании поезда на платформе была публика, среди которой находилось много служащих, приехавший офицер и помощник начальника станции. Все перешли в зал II класса, через несколько минут тужа явился тот же унтер и потребовал, чтобы все присутствовавшие перестали смеяться, так как он-де здесь самое главное начальство, и попустить подобное беззаконие не может… Ново, что существуют законы, по которым российским гражданам воспрещено веселье, ново и то, что нижний чин решается приказывать своему прямому начальству. Вероятно, жандарм рассчитывает подобными проявлениями «сильной власти» отличиться. Что же? в первом случае он, как говорят, получил уже награду от крестьян «натурою», а что будет за второе – Бог весть. – Поговаривают разное…

Волк.

 

Мальцевская платформа.

 24 июля  с<его> м<есяца> хоронили служащие Радицкого завода своего товарища сослуживца, заведующего лесопильным заводом О. И. Крюгера. Похороны были торжественные: все, от стара до мала, пришли попрощаться на веки с товарищем. У покойного 5 чел. детей. Служил он безупречно 25 лет на одной должности, честно трудился и в награду получил… чахотку. Это знает и администрация, т.к. до болезни он делал один то, что теперь делают 5 чел. неужели же и его семейство постигнет та же участь, как и многих других? Схоронили, рассчитали и делу конец! Чего там ещё надо? Работал, за что получал жалованье! Если бы попал в станок, тогда дело другое, тогда нужно платить, а ведь он «своей» смертью умер, самой, что ни на есть натуральной для работника смертью – от чахотки. Но чем вызвана была эта страшная болезнь? На это вам от стара до мала скажет – службой!..

Эх, жизнь, жизнь нашего брата рабочего! Пока живёшь, тянешь лямку, служишь и работаешь – «слава Богу», а как умер – и хоронить нечем!..

Полпинец.

 

Брянская жизнь. – 1906. – 9 авг. (27 июл.) (№9)