q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Наши театры часто бывают далеко не общедоступными, посещение их связано с целым рядом затруднений (вспомните дискуссию о театре на страницах «Брянского Рабочего») — спектакли поздно заканчиваются. В этом отношении перевей, безусловно, на стороне кино. Кино гораздо общедоступнее театра: для кино не нужен костюм, сеансы в кинотеатрах оканчиваются рано.

Казалось бы, чего лучше: кино должно процветать, пользоваться большим успехом. Увы, и тут встречаются большие и маленькие «но», отпугивающие зрителей от кино, и заставляющие их писать в редакцию «жалобные» письма. Благодаря этим «но», удовольствие посмотреть кинофильму превращается в «кино-муки».

На Петровской горе находится Первомайский сад («Металлист»). В саду демонстрируются кинофильмы. Но что за удовольствие их смотреть! Во-первых, то, что происходит на экране, очень трудно разобрать; киномеханик путает части и зрителям приходится смотреть сначала конец картины, а потом уже начало ее.

Ко всем этим удовольствиям прибавляется еще одно: одновременно с началом сеанса начинаются танцы. Не лучше обстоит и с кино в саду им. Октябрьской революции, находящемся на Володарском поселке. Тут киносеанс начинается в… 10 — 11 час. вечера. Основной кадр посетителей — местные транспортники, которые в 6 час. утра должны приступать к работе. Ясно, что киносеанс начинается слишком поздно.

Если идет дождь, кино демонстрируется в помещении зимнего театра. Но так как в летнем саду вмещается больше людей, чем в театре, то театр переполняется до отказа. Если еще принять во внимание отсутствие в театре вентиляции, то можно представить себе полную картину этих «кино-мук».

В кино клуба им. Коллонтай, на Толстовском поселке — грязь, сор. Тут также мало удовольствия смотреть кинокартину.

Неотъемлемой частью кино сделались эстрадные выступления. В летнее время все сады и эстрады наводняют «сатирики», «юмористы», «памфлетисты», «куплетисты» всех мастей. Часто в этих выступлениях нет ни капли юмора или сатиры. Хуже всего то, что халтурщики находят себе место в рабочих клубах и садах.

В саду им. Октябрьской революции, на Володарском поселке, недавно выступал «знаменитый» Рощин. Нужно сознаться, что Рощин перещеголял всех своих собратьев по части порнографии. Коснувшись успехов военизации, Рощин сообщил, что «Ефим даже дома газ пускает», посоветовал устроить радио, под хвостом у кота, и закончил советом — не целовать рук у женщин, так как «хорошо, если эта ручка только нос держала».

И эту порнографию и пошлятину преподносят в качестве «разумного развлечения» рабочим!

Не уступает Рощину по бездарности, тупости и пошлости выступавший в кино-нардоме Раскольников (так широко (разрекламированный). Его пахучих «острот» не выдержала публика и бросилась к дверям. Но контролеры рассуждали просто: платил деньги, смотри! И никого не выпускали…

Странно и то, что подобные выступления разрешает губполитпросвет, которому необходимо было бы построже фильтровать поток эстрадных «знаменитостей».

Правы, тысячу раз правы рабочие, когда они шлют в редакцию письма с просьбами избавить их от подобных развлечений.

Вс. Муравьев.

Брянский рабочий. — 1927. – 12 авг. (№182)