q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

(ОТ СПЕЦИАЛЬНОГО ВОЕННОГО КОРРЕСПОНДЕНТА «ИЗВЕСТИЙ»)

Несколько дней продолжались упорные бои за рубеж Десны. В эти дни дорога Карачев — Брянск была особенно оживлена.

Шоссе Карачев — Брянск, несомненно, одна из красивейших дорог в нашей стране. Ровная, прямая, как стрела, она пролетает среди густых лесов. Берёзы сменяются мачтовыми соснами, лиственным лесом или непроницаемым ельником.

Теперь, это шоссе выглядит так, словно здесь, на узкой полосе асфальта, долго защищался осаждённый гарнизон. Вдоль всей дороги на протяжении 40 километров тянется забор из колючек проволоки. Через каждые 200-300 метров устроены бойницы. Это не обычные огневые точки, врытые в землю. Квадратная бойница внешне похожа на сруб колодца, возвышающегося над землей на полтора метра.

С соседней бойницей она связана ходом сообщения.

Стены этих маленьких крепостей выложены из нескольких слоев брёвен и с четырёх сторон имеют амбразуры. Сверху бойницы накрыты брёвнами в несколько накатов. В таких бойницах размещались немецкие часовые, охранявшие шоссе.

Все постройки, все службы вдоль дороги напоминают крепости, которые строились в древние времена. Вот строение, протянувшееся вдоль шоссе. За высоким бревенчатым забором размещался отряд, охранявший участок дороги. Повсюду прорезаны амбразуры. На углах выглядывают из-под земли дзоты.

Это наши славные партизаны заставили немцев жить у дороги, как в осаждённом лагере. Это они, смелые обитатели лесов, загнали гитлеровцев за бревенчатые заборы, вогнали их в глубокие землянки. Не проходило дня, чтобы партизаны не напоминали о себе немцам.

Немцы очень хорошо помнили также о наших лётчиках, о нашей доблестной авиации. Повсюду, где были немцы, много бомбоубежищ. Они возвышаются, как могильные насыпи, уходят глубоко в почву, накрыты толстыми брёвнами, зацементированы, засыпаны землёй.

Но наша авиация находила немцев и наносила им жестокие удары. Об успешных действиях наших летчиков в этих местах с восторгом рассказывают бойцы, партизаны, местные жители.

— Когда шли бои на подступах к Брянску, — говорит жительница этого города Мария Иванина, — на станцию Брянск прибыло три эшелона с немецкими войсками, направлявшимися на фронт.

Как раз в это время налетели 17 советских самолётов. Они всё смешали с землей. Трудно передать, сколько здесь погибло немцев!

Следы бомбёжек повсюду. Вот в этом доме возле разрушенного немцами здания мясокомбината укрывался штаб немецкой воинской части. Прямым попаданием бомб наши лётчики подняли здание вместе со всеми, кто в нем находился, на воздух.

*

Машина мчится дальше по шоссе. Шофер нажимает на тормоз: впереди взорванный мост. Приходится делать большой объезд по болотам. Мост, оказывается, взорвали наши партизаны ещё до  того, как фронт приблизился к этим рубежам.

Вскоре тут же, в лесу, недалеко от Брянска, мы познакомились с теми, кто взрывал мосты в немецком тылу, кто пускал под откос немецкие эшелоны, партизаны шли походкой людей, привыкших к большим расстояниям. Одеты они были по-разному, но большинство было в ватниках. За плечами — сумки и автоматы, мужественные, обветренные лица дышат спокойствием.

Это партизаны из отряда, которым командует тов. Д. Среди них есть и женщины. Мы познакомились с партизанкой Полиной К. Ей 22 года. Она высокого роста, стройная. За спиной сумка с медикаментами, на голове повязка медсестры.

Полина — санитарка отряда. Она родилась и проживала на станции Навля. В партизанском отряде она была смелой разведчицей. Не покидая родного дома, она доставляла партизанам ценнейшие сведения о передвижении немецких войск. Но о её работе проведали немцы, и девушке пришлось покинуть Навлю.

Не сумев захватить самой партизанки, немцы обрушили всю свою злобу на её, близких. Гитлеровские палачи долго мучили, а затем повесили мать Полины, двух её сестер и маленького брата.

Люди не были на Большой земле полтора года. Их интересует буквально все.; Как выглядит Москва? Как работают московские заводы? Вернулся ли в столицу Большой театр? Среди партизан есть москвичи казанцы, орловцы, и все они с волнением расспрашивают о своих городах.

*

Выезжаем на большое безлесное болотистое место. Из травы торчат полусгнившие пни. Здесь, в районе Философского завода, враг пытался удержать, наши части. Немцы построили сильные оборонительные линии. Сплошная бревенчатая стена должна была служить препятствием для нашей атакующей пехоты. Впереди стены и позади неё несколько раз проволочные заграждения чередуются с минными полями.

Но, видимо, даже за самыми крепкими стенами немецкие солдаты чувствовали себя неуверенно.

— Мы должны были здесь защищаться и во что бы то ни стало остановить, русских, — рассказывает пленный немецкий офицер. — Таков был приказ командования. Сквозь эти укрепления, по нашим расчётам, не могла проскользнуть незамеченной даже мышь. И всё же мы продержались тут всего два дня.

— Что же произошло?

— Мы сами не знаем, откуда появилась ваша пехота, — отвечает немец.

Немецкая оборонительная линия, тянувшаяся сплошной стеной, была взломана нашими частями. Преследование противника с боями продолжалось до самой Десны. За два дня боёв 323-я Брянская дивизия в условиях болот и минированных пространств проделала многокилометровый марш и подошла к Брянску-I и Брянску-II. Завязался ожесточенный бой, в результате которого немцы были окончательно отброшены за Десну.

Немцы не пожалели ни сил, ни времени на укрепление западного берега реки. Они минировали не только берег Десны, но даже её дно в местах возможного форсирования реки вброд. На высоком западном берегу реки в домах противник установил пулемёты. Артиллерийский же и миномётный огонь по нашему берегу почти не прекращался.

В таких условиях наши войска начали подготовку к форсированию реки и к штурму города. 16 сентября наши части решительно приступили к преодолению водного рубежа. Несколько севернее Брянска, против города Бежица, наша пехота, преодолев болотистые места и мелкие водные рубежи, ворвалась на восточную окраину Бежицы. Немцы оказывали яростное сопротивление. Достаточно сказать, что наши пехотинцы, ворвавшиеся на окраину Бежицы, в течение нескольких часов вели бой в немецких траншеях.

Прорвав оборону немцев у Бежицы, наши части нависли над Брянском с севера и востока, угрожая отсечь брянский гарнизон противника. В то же время под прикрытием ночи первые штурмовые группы бойцов и офицеров переправились через Десну у самого города Брянска.

Командир стрелкового подразделения старший лейтенант Ремизов во главе своих бойцов с оружием вплавь переправился через Десну и первым вступил в город. Вместе с ним переплыли реку и    завязали уличный бой младший лейтенант Смирнов, лейтенант Глухов, старшина Симонян, младший сержант Соколов и бойцы Магарашвили, Ибрагимов,Турсунов, Шармагов, Ескораев, Дровнин и Хамроходжаев.

Река Десна была форсирована в нескольких местах одновременно, и в результате решительного штурма город Брянск в 6 часов утра 17 сентября был освобождён от немцев. Над Брянском взвилось победное красное знамя. Красная Армия достигла ещё одной замечательной победы.

Брянск наш! Всю ночь продолжался бои за город. Гладь реки отражала в себе артиллерийские зарницы. Пламя пожаров в городе сделало воды Десны багровыми. На лодках, в брод, на понтонах и вплавь советские бойцы и офицеры пересекали реку и двигались в городу. Всю ночь стучали топоры сапёров, неутомимо работали понтонёры.

Взошло солнце. В его лучах люди видят преображенный Брянск. Высоко в небе алеет красное знамя. Город Брянск издали сверкает на солнце белокаменными своими домами, которые ярусами поднимаются вверх по западному склону Десны. Лучшие здания — в дыму. Они подожжены немецкими варварами.

Тысячи машин, повозок, пушек скопились на восточном берегу Десны. Вот подходит несколько связанных вместе лодок. Они накрыты досками. На доски устанавливаются пушки, и плот под громкие возгласы бойцов отчаливает от берега. Несколько правее обоз, разбрызгивая воду, прямо в брод переправляется на другой берег. Бойцы плывут в лодках.

Вместе с частями Красной Армии

переправляемся на западный берег Десны. Вот он, наш родной, многострадальный Брянск! Когда-то Брянск и Бежица были опоясаны крупными промышленными предприятиями.       Сейчас вокруг этих городов всё мертво и тихо.

Трудно передать, что происходит на берегу. Прежде всего, хочется отметить, что, несмотря на дикие зверства, не удалюсь немцам угнать всё население города. Тысячи брянцев укрывались в лесах, в подвалах и даже в трубах домов. Люди сидели по две недели в самых потаенных местах, спасаясь от немецкого плена.

Поднимаемся вверх и сразу попадаем в круговорот стихийной народной демонстрации. У поворота дороги стоит накрытый белой скатертью стол. Издавна на Руси установился порядок — встречать героев, освободителей, дорогих гостей хлебом и солью. И по древнему русскому обычаю на столе и хлеб, и соль.

Яркие осенние цветы пышным ковром лежат под ногами бойцов. Женщины, девушки, дети бросают цветы на дорогу, на ходу прикалывают яркие хризантемы к гимнастеркам воинов.

На несколько минут у стола остановился командир 323-й Брянской дивизии полковник Украинец. Пожилая женщина низко поклонилась офицеру, крепко обняла его и поцеловала в губы.

Проходим мимо огромного здания швейной фабрики. Оно взорвано и сожжено немецкими бандитами. Горят каменные ряды базара. Горят здания банка, Лесотехнического института, аптеки. Лучшие, красивейшие дома немцы взорвали и сожгли.

Площадь у здания Дома Советов. Красивое  многоэтажное здание немцы взорвали и сожгли. На тротуарах щебень, осколки стекла, куски железа. Сапёры вытаскивают мины, заложенные прямо на улицах. Война ещё в городе, но так ярко светит солнце, у всех на лицах столько счастья, радости, что все картины войны как-то скрадываются.

— Мы верили, мы знали, что Красная Армия вернётся, — говорит бойцу инвалид на костылях, с худым, измождённым лицом.

— Вася нашелся, Вася приехал! — вдруг раздается на улице.

Я оглядываюсь. По тротуару спешит старушка и, притоптывал, со слезами на глазах кричит всем встречным:

— Вася приехал!

Рядом с нею плотный парень с погонами лейтенанта. Улицы здесь ещё минированы, приходится ходить, выбирая, куда поставить ногу. Но лейтенант идёт широкими быстрыми шагами, видимо, поглощённый своими мыслями. Вдруг старушка прижалась к его плечу и зарыдала.

Лейтенант Василий Булдыгин нашёл своих детей. Он одним из первых вступил в город и после почти двухлетней разлуки узнал, что его Светлана, Юра и Алочка живы. Старушка — соседка по квартире, у которой жили детишки и мать Булдыгbна.

Как жил город под немцем?

Население голодало. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на жёлтые, исхудавшие лица женщин и детей. В Брянске и Бежице при немцах не работало ни одно предприятие. Промышленная, культурная и хозяйственная жизнь замерла. Тюрьмы были переполнены. Гестаповцы занимали несколько крупнейших зданий на центральных улицах Брянска. Есть недалеко от восточного берега Десны обширное место, называемое Пробным полем. Когда-то здесь был расположен полигон. Лесоруб Егор Силаев и другие рабочие указали представителям воинских частей и местным властям могилы, где закопаны тысячи советских граждан, умерщвленных гестаповцами. Всё Пробное поле покрыто курганами, под которыми лежат убитые немцами русские люди.

*

Мы едем по улицам Брянска. Над многими домами уже развеваются красные флаги. В руках у прохожих появляются листовки. Эту листовку, обращённую к жителям города, выпустил Брянский городской комитет ВКП(б).

Город оживает на глазах. По его асфальтовым улицам катится бесчисленное количество повозок. Из оврагов, яз лесов возвращаются жители, прятавшиеся от немцев. Впервые за два года люди вздохнули свободно. Они уже не озираются боязливо по сторонам. Они громко говорят на родном русском языке. Можно смело ходить, разговаривать, жить, работать, творить!

А. БУЛГАКОВ.

БРЯНСК, 17 сентября.

Известия. – 1943. – 18 сен. (№221). С. 2