q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

— 28-го июня*, около 9 часов вечера, на Московской улице нам пришлось наблюдать такую картину. Идет по улице женщина; ее догоняет мужчина, молча, грубо сдирает с ее головы суконный платок. Женщина оборачивается, вскрикивает и, торопливо закрыв распустившиеся волосы шейным ситцевым платочком, идет дальше… «Не длинен и не нов рассказ». Она жила в прислугах. Он – сын профессиональной нищенки. Она его полюбила, он на ней женился и запил на положении «кота», питаясь «кусочками», обильно добываемыми матерью, и пропивая то, что по его приказу зарабатывает жена. Последняя «мучается пять лет», неоднократно обращалась с просьбою к разным лицам, выхлопотать ей отдельный вид на жительство, но «справы на мужа» не добилась… Когда у нее ничего нет, муж живет у матери; когда она что-нибудь заработает, он приходит к ней и обирает ее, если не дома, то на улице. Детей, к счастью (по словам бедной женщины), нет, так как она страдает мучительною женскую болезнью… Таковы «отцы семейства» вырастают на почве нашего нищенства!

— 29 июня**, полуторовековая годовщина основания русского театра, как не следовало бы ожидать, нашею труппою драматических артистов ознаменована… ничем. Больше даже. В погоне за вящим эффектом, в Алексеевском театре поставлена была известная переделка гораздо более известного романа А. К. Толстого: «Князь Серебряный». И как поставлена! Боже, как поставлена! Достаточно сказать, что роль Ивана Грозного, самой роковой и трагической личности во всей нашей истории, исполнял безусловный комик Гончаров… О костюмах и декорациях лучше не говорить… Получилось впечатление обидное, хотя артисты, право же достойные лучшей доли, дали все что могли дать. Все старались, старалась и Коробова (боярыня Морозова), хотя и публика имела основание жалеть, что роль боярыни Елена Дмитриевны не поручена Страховой.

— Нам неоднократно приходится от так называемых «осведомленных» лиц слышать следующее. Несколько лет назад Орловским коммерческим банком, по случаю его юбилея, было передано городу 500 руб. на нужды начального народного образования. Сумма эта будто бы доселе не израсходована согласно назначению, даже будто употреблена на совершенно иные нужды. Слух этот, распространяясь и ширясь негласным путем, естественно подрывает доверие к управе, а потому приглашаем действительно знающих людей указать, как и куда израсходованы означенные 500 р. Мы полагаем, что рассказы лиц «осведомленных» (в кавычках) – вздорная сплетня, а против сплетни лучшее оружие – гласность. Молчать в таких случаях – значит говорить «да».

— Принятая вначале энергичная постройка вокзала Р<иго>-О<рловской> ж<елезной> д<ороги> теперь что-то начала тормозиться; после выводки фундамента и подвального этажа не заметно ни одного прибавившегося кирпичика в кладке. Задержка, как говорят, происходит вследствие неимения кирпича. Одним словом, русская пословица оправдывается на деле: «хвост начали тащить, голова увязла».

«Костылев».

— 30 лет пассажиры, проезжающие чрез ст. Брянск Р<иго>-О<рловской> ж<елезной> д<ороги> ожидали удобств как в помещении самого вокзала, так и посадке в поезда благодаря перестройке платформы. Многие уже поплатились как жизнью, так руками и ногами, оступаясь между платформой и ступеньками вагонов, но не скоро они дождутся тех удобств, на которые питали надежду. В настоящее время платформа, правда, перестраивается, но остается опять-таки на той же высоте и служит прежней ловушкой. Другое неудобство то, что при скоплении 4-х поездов на станции, пассажирами приходится всегда лазить через три поезда по площадкам вагонов, которые постоянно бывают заняты публикою; сделанные же сходные ступеньки в новой платформу, свободны бывают только тогда, когда на первом пути не бывает пассажирского поезда.

Р. С.

 

Орловский вестник. – 1900. – 15 июл. (2 июл.) (№174)

 

* 11 июля по новому стилю.
** 12 июля по новому стилю.