q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:
 

Стих об Алексее, Божьем человеке

Стих об Алексее, Божьем человеке. — Брянск, 1894

Во славном во городе вов Реме
И при царю было при Енорию,
При великом князю Артимьону.
Не было в них детища единого.
Славен великий он Артимьон князь,
Он ходил по божьей до святой церкви
Со своею обрученною со княгинею,
И у господа милости просили:
Свет Пресвятая Богородица,
Ты воззри на наше на умоленье,
На слезное на урыданье:
Создай нам, Бог, детище единое,
При младости лет на утешенье,
Под старость лет на сбереженье,
В последнем … на помин души.

По божьему по велению,
По их по святому по прошению,
Дает им Бог детище единое.
Княгиня поносы поносила,
Князю младенца спородила
Славен великий Вартемьян князь.
По граду по у Ремю похождает,
Попов-священников собирает.
И имя младенцу нарекает.
Нарекал ему имя – звать Лексем,
Божьего света человеком.

Седьми лет Лексей был на возросте –
Дает его батюшка во школу,
Святой честной грамоте завчиться
И рукоположенью научиться.
Скоро Лексей грамоте завчился
И рукоположению споучился.
Семнадцати лет на возросте
Изволил отец его женить.
Принимал к нему младую княгиню.

Ко славной божьей ко церкви провождали,
Под знатными венцами простояли,
Перепойную чашу воспивали,
Сахорными устами ликовали,
Златыми перстнями обручались.

Пошел Алексей из божией церкви
В свой дом бел, в камены палаты,
Садился Лексей за трапезу,
Хлеба – соли не скушает.
В втором часу было ночь.
Повели его, света, спочивать.
В шестом часу было ночи
Вставал Алексей со постели,
Соснимал с себя шелков пояс,
И со правой ручки золот перстень
Дарует обрученную княгиню:

Младая обрученная княгиня,
Вот тебе мой шелковый пояс,
Со правой руки золот перстень:
Молися ты Господу, трудися,
За Лексея божьего света человека.

Сам пошел у далекие страны,
Ко городу Ехвесу.
Приходил ко божьей ко святой церкви,
Молится Богу со слугами,
Кладет он поклоны земные.

В тоё время Артимьон князь
Схватился любезнаго сына,
Алексия божьего света человека.
Посыльничков посылает.
Посыльнички поискали,
Всю Тульскую землю исхождали –
Нигде бо Лексея не узнали.
Подле божьей церкви простояли,
Милостыню от них принимает
И сам он ей не скушает,
По нищей по братии разделяет.
Семнадцать лет Господу молится
И воззрить Пресвятая Богородица:
— Рабе ты, убогий человече,
Пришол ты ко Мне, раб, помолиться,
За младыя лета потрудиться.
Пойди ты в свой славен в Вин-град,
К великому князю Артемьону,
Отец тебя с матерью не взнает,
Ни твоя обрученная княгиня.

Пошел Алексей в свой славен Вин-град,
Приходил ко божьей ко святой церкви,
И молится Богу со слезами,
Кладет он поклоны земляные.
И в тоё времени Артемьон князь
Идет от божией от святой церкви,
Милостину нищим создавает.
Алексей отцу покланяется:
— Славен великий Артешьон князь,
Создай чужестранному милостину,
Построй мне, убогому, келью:
Не ради моего свята прошенье –
Ради своего сына Алексея,
Божьего света человека.

И стоючи князь прослезился,
Горючими слезами заливался.
— Рабе ты, убогий, человече!
Что радостные вещи просвещаешь,
Почему ты про моего сына знаешь,
По имени называешь?

— Славен великий Артемьон князь!
Как мне твоего сына не знати,
По именю не называти!
— Почем ты моего чада знаешь,
По имени его называешь?
— Как мне твоего чада не знати:
Уместе мы грамоте учились,
С единого мы блюда пили-ели,
Единую нужду принимали.
— Бреди-ка, убогий раб, за мною.
Построил убогому келью.
По-за своей каменной палатой,
Где слуги его рабы ходят.
Всякую посуду помывают,
Помойные воды возливают.
На то бо Алексей не прогневался:
С радостью нужду принимает.
Молился он тут, трудился,
Тридцать лет и четыре,
Всякую неделю споведался,
В седьмую субботу причащался.
Вкушал на неделю по просвирочке.
И засим Лексей смерть-кончены,
И пишет он свое рукописанье,
И явит святое похожденье.
Списамши Лексей преставился,
Во славном городе вов Реме.
И святым духом ладаны запахли.
И слуги до князя приходят,
Великому князю возвещают.

— Славен великий Артемьон князь!
Что в нашем во граде за святой дух:
Не убогий-ли в келье преставился,
Подле твоей каменной палаты.
Святому гробница явилася
На грудях держит рукописание.
И царь Енорий поднимается
Со всеми священными соборами
И с православными христианами.
И царь до мощей до ступает,
Святым мощам покланяется:

— Свете вы, святые отцы-мощи,
Отдайте вы рукописанье
Явите святое происхожденье –
Я есть бо царь всему миру.

Царю у руки письмо не сдалося,
Сдалося письмо в руки патриарху
Начал патриарх письмо читати.
Чутился и явился всему миру,
Дочулся любезного сына,
Алексея божьего света человека.
И стоючи князь прослезился,
Горючими слезами заливался:

— Свет ты, мое любезное чадо,
Алексей божий человече!
Для чего же жил-был не сказался:
С какой бы ты нужды ни въявился –
Я бы строил келью не такую,
Краше своей каменной палаты.

Довезалась его мать родная,
Идет до святого, слезно плачет
Ко гробу она припадает,
Гробницу слезами заливает:
— Свет-мое рожденное чадо,
Алексей, божий человече!
Для чего жил–был не сказался:
С какой бы ты нуждой ни въявился –
Я-б имела в каменных палатах,
Кормила бы поила своим кусом
И назирала бы своим глазом,
Носил бы у нас ризы не такия,
Носил бы у нас ризы золотыя.

Услыхала обрученная княгиня,
Идет до света, слезно плачет,
Ко гробу она припадает,
Гробницу слезами заливает:
— Свет ты мой, князь обрученный,
Алексей, божий человече!
Для чего жил –был не сказался:
С какой бы ты нуждой ни въявился –
Я бы к тебе втайне приходила,
И белое платье приносила,
И вместе б мы Господу молились,
Промежу нас был бы Святой Дух,
Горела бы свеча невгасимая!
Создай мне, Господь, смерть-кончину,
Легла бы со князьем я вместе,
В одной белой каменной гробнице.

Несли его мощи-погребенье,
Несли его три дня и три ночи,
За народом князя не допустят.
Князь казну расточает,
По сырой земле разсыпает.
И мир на казну не воззрился.
От святых мощей было прощены,
И слепым Бог давал провозренье,
Глухим Бог давал прослушанье,
Безруким и безногим – навладенье,
Скорбным – больным – насцеленье,
А всему миру было прощенье.
Со славою мощи погребались
Во славном в городе вов Реме.

Алексею славо и присно во веки веков.
Аминь.