q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Выгодно ли продавать хорошую мебель? Впервые я об этом задумался, когда готовил материал из Воронежа о новом мебельном гарнитуре «Ивница». Гарнитур этот получил на выставках страны немало лестных отзывов, но писать пришлось отнюдь не о достижениях воронежских мебельщиков, а, напротив, о грубых нарушениях технологии и об отправке в магазины области откровенного брака (фельетон «Многоликая «Ивница» — №11 за 1985 год). Потом читательская почта принесла мнения покупателей: «Знают, что брак, а продают!», «Месяц будешь в магазин ходить и год – все равно придется брать, что предлагают».

Что стоит за этими письмами? Прежде всего – безвыходность. Покупатель поставлен в положение, где право на выбор – это купить то, что предлагают, или искать обходные пути.

Вспомним традиционную обстановку наших мебельных магазинов. Рядом с убогими творениями худосочного воображения безвестных дизайнеров, воплощенными в изделие столь же безвестными мастерами-бракоделами, обязательно стоят и элегантные гарнитуры повышенного спроса, и модные «стенки» с обязательной табличкой по стеклу: «Только по записи».

Выяснив у продавца, что запись производится очень редко и очередь уже укомплектована почти до конца столетия, вы будете вполне готовы к самому худшему. И оно произойдет, если выражение вашего несчастного лица не привлечет отнюдь не бескорыстное участие одного из снующих меж подсобками и залом «коммерсанта» с жуликоватыми глазами. За какую-нибудь тысчонку сверх того, что вам грезилось, этот «жучок» и устроит тут же и без особых хлопот покупку и доставку приобретения.

Вот где смыкаются интересы бракоделов-изготовителей и нечистых на руку работников торговли. Вот где у них «единый фронт» и взаимная выгода: бракоделам не надо перестраиваться в работе, а жуликам опасаться за свои доходы в условиях дефицита на добротную продукцию. Всеобщность подобной ситуации тревожит и показывает, что мы имеем дело не с отдельными фактами, а с явлением, которое требует изучения, анализов и выводов. И их начали делать.

Постановлением Совета Министров СССР от 14 апреля 1986 года «О дальнейшем развитии фирменной торговли в системе промышленных министерств» определено приоритетное развитие в двенадцатой пятилетке сети фирменных магазинов. Опыт ряда торговых предприятий, переданных из системы торговли изготовителям продукции, подтверждает перспективность подобного решения. Достаточно вспомнить Таллинский Дом мебели, через который осуществляется продажа 40 процентов мебели, реализуемой в республике, фирменный магазин «Интерьер» в Москве и многие другие.

Опыт их работы свидетельствует о преимуществах, заложенных в новой форме реализации продукции и сравнении с работой аналогичных магазинов Минторга СССР. Давайте разберемся – за счет чего это происходит.

В Брянской области год назад открыли фирменный магазин производственного объединения «Брянскмебель». Надо сказать, что до недавнего времени продукция брянских мебельщиков большим спросом не пользовалась и репутацию имела, прямо скажем, не высокую. И вот буквально за один год все изменилось – повысилось качество изделий, заметно снизилась их себестоимость, лучше стали удовлетворяться покупательские запросы.

В чем дело? Неужели один фирменный магазин способен так повлиять на деятельность целого ряда промышленных предприятий в обширном регионе страны? Как сумели нескончаемые разговоры о необходимости приведения в действие резервов воплотить за столь короткий срок в конкретное дело? Ответ имеется – отказавшись от порочной практики диктовать покупателю свои условия.

Новый магазин не входит в систему горпромторга. Он ведомственно принадлежит производственному объединению. Это повлекло за собой ликвидацию целого ряда «паразитических» служб, прежняя задача которых сводилась к тому, чтобы создать буферную зону или зону безопасности, отгораживающую изготовителей продукции от потребителей. В новых условиях это просто не срабатывало – ответчик-то за качество продукции все равно объединение.

Изменилась и специфика работы магазина. В торговом зале только образцы мебели. Выбирайте, что понравилось, оформляйте у продавца и в назначенный день ожидайте покупку дома. Ее привезут прямо с предприятия и соберут, если пожелаете, и увезут назад, коли обнаружится брак. Да и увозили не раз. Особенно в первые месяцы. Пока наконец не поняли, что теперь-то прятаться больше не за кого. Один на один с покупателем остались.

Теперь давайте подсчитаем, к чему привело изменение привычной структуры реализации продукции. Первое – где это возможно, ликвидированы промежуточные распределительные базы и магазинные склады. А это целые коллективы здоровых мужчин, которые только бессмысленно носят «туды-сюды» нелегкую ношу, не очень-то оберегая ее при этом от ударов об углы и стены складов, борты машин и любые другие препятствия. И чего зря утруждаться – попробуй потом докажи, где тебе гарнитур попортили – то ли на фабрике, то ли на складе, то ли в магазине, то ли когда грузчики из службы сервиса покупку несли по узким лестницам в квартиру. Девиц, которые за этими мужчинами со своими приходно-расходными журналами снуют, тоже не надо. И строгих женщин, закрывающих на амбарный замок временно доверенные им материальные ценности.

И никто, заметьте, не бездельничал. Но то, что они делали, было не только не полезно, а более того – вредно всем нам, обществу в целом.

А сколько транспорта освободилось? Раньше – с предприятия на склад, со склада в магазины, из магазинов – куда покупатель прикажет. Теперь и того транспорта, что в объединении имеется, вполне хватает. Пробеги-то сократились. Транспортные агентства переключились на других потребителей их услуг. В общем, что по уму сделано, то и выгодно. Правда, из нового фирменного магазина ушли некоторые его старые работники, так сказать, вернулись в родную стихию промторга. Конечно, каждый ищет где ему лучше… А где лучше?

Горпромторг объединению «Брянскмебель» передал магазин с долгом в полмиллиона рублей. «С приданым», так сказать. Объединение, вынужденное удовлетворять, в данном случае в прямом смысле, запросы покупателей и по качеству продукции и по ее ассортименту, эффективно и по-деловому перестроило работу своих предприятий. Всюду прошло обновление и модернизация оборудования, началось внедрение безотходной технологии. Сорок процентов мебели от ее общего объема поступило к потребителям с почетным пятиугольником.

Долг ликвидировали и начали давать заметные прибыли. К тому же коллектив магазина перевели на хозрасчет — при достижении плановых показателей работникам добавляют по пятнадцать процентов к зарплате, а за каждый процент сверх того — еще пять процентов. В результате за первое полугодие продано в полтора раза больше мебели, чем за тот же период прошлого года (хотя тогда в магазине еще торговали и импортной мебелью).

Намного выросла зарплата, работать стало интереснее и легче. А вот не всех это устроило. Значит, далеко не каждый может работать в новых условиях, когда возрастает личная ответственность за выполнение плана, за качество и соответствие реализуемой продукции современным эстетическим требованиям.

Смена порочной системы реализации, продукции на нормальную сразу устранила и аномалии в отношениях с покупателями. Ведь ни один производственный коллектив не экстерриториален по отношению к жизни, а новые условия, повышая их заинтересованность в конечном результате, безусловно влияют и на творческую активность производственников в борьбе за качество.

И все же ни Министерство торговли СССР, ни ряд республиканских и областных Советов народных депутатов не торопятся с поддержкой фирменной торговли. Приведем некоторые выдержки из телеграмм в Минлесбумпром СССР.

Объединение «Запорождрев»: «Объединение письмом от 13.12.85 г. обратилось в Запорожский исполком облсовета с просьбой изыскать возможность выделения помещения для оборудования его под фирменный магазин. До настоящего времени ответа не последовало».

Министерство торговли Украинской ССР: «Передать помещение магазина №6 вашему министерству не представляется возможным, так как магазины по продаже мебели производства Минлеспрома УССР созданы во всех областных центрах и крупных промышленных городах. Указанные магазины являются опорными базами по изучению спроса покупателей».

Вот так – мол, занимаетесь своим делом, а в чужой не суйтесь. Все это подкрепляется ссылками, что фирменные магазины есть и в системе торговли, и что в них тоже изучается спрос покупателей, и что практикуется продажа по образцам. Верно, есть, изучается, практикуется. А результат-то – хуже! А почему? Думается, потому, что между теми, кто производит продукция, и теми, кто ею торгует, есть «маленькая» перегородочка – ведомственная. А ее, как известно, и на кривом коне не объедешь. И коли она есть, то единый хозрасчетный коллектив на всех этапах производства и реализации продукции не создашь. Значит, и интересы тех, кто производит, и тех, кто торгует, не совпадут.

Создание единого хозрасчетного коллектива и конкуренция в торговле – на руку покупателю, но не торговым организациям. Они – за монополию И вот уже под разными предлогами спешат с отказами Брест, Минск, Гродно, Житомир, Томск, Иркутск. Десятки отрицательных ответов.

Ну а там, где к вопросу подходят по-государственному и изыскивают возможность создания фирменных магазинов, положение с качеством мебели довольно быстро меняется к лучшему. Да это и понятно, ведь в дело включается самый мощный механизм воздействия – экономический.

А. Петров

Лесная новь. 1986. №8. С. 22-23