q
Подписывайтесь на наши аккаунты в соцсетях:

Эх, друзья, даже сердце тревожно забьётся,
Как начнёшь старину вспоминать
И невольно слезами зальёшься,
Если вздумаешь, что рассказать!

Говорят, что у нас бездомовных
Сердца нет – мы не можем страдать,
Что Торцовы на то лишь способны,
Чтобы водкой глаза заливать.

Ну, так пусть же нас все осуждают…
Жаль нескладно могу говорить.
Но раз люди на то вызывают,
Я обязан себя защитить!

По Руси я от края до края
На свободе любил погулять
И немало пришлось мне, гуляя,
На веку кой-чего повидать.

Это было давно. Раз в трескучий мороз
Я в Смоленск из Орла пробирался,
И случился же грех. Чуть в пути не замёрз,
Еле-еле до Брянска добрался.

Не хотелось, признаться, мне там ночевать,
Не хотелось мне там оставаться,
Но раз начали лампы в домах зажигать,
Поневоле пришлося остаться.

Вот я в город пошёл и иду мостовой,
Сам дрожу весь и думаю: «Решка!..
Вдруг смотрю, мне навстречу идёт постовой
И спроси я: «Где будет ночлежка?»

«Где ночлежка? – ответил он мне неспеша, –
Не знаком, брат, с персоной такою.
Если хочешь погреться – вали вон туда»
И на часть указал мне рукою.

Я подобных ночлежек терпеть не могу
И по запаху издали чую,
Потому, что лет тридцать, скажу не солгу,
Я по градам и весям кочую.

«Не замёрз, землячок», – я ответил скорей
Благодарность за доброе слово,
И дрожа весь поплёлся дорогой своей
Я ночлежку отыскивать снова.

Не прошёл я, наверно, и десять шагов,
Как купца в лисьей шубе вдруг встретил,
«Где ночлежка здесь будет?» – спросил я его,
Но и он ничего не ответил.

И ещё я у многих старался узнать,
У чиновников даже справлялся,
Но однако, по совести должен сказать
До ночлежки я всё ж не добрался.

Лишь один паренёк мне тихонько шепнул,
И скажу вам, шепнул без насмешки.
Что ищи, не ищи, но едва ли найдёшь
Здесь для бедных бесплатной ночлежки!

Эх, не стоило бы мне про ночлежку болтать,
Но раз сказано лишнее слово,
Поневоле придётся теперь мне сказать:
Извините Любима Торцова!

Любим Торцов.

Орловский вестник. – 1914. – 18 (5) янв. (№4)